Антонио Гауди. Величие Гения и трагедия человека. Часть 2 | Artifex.ru

Антонио Гауди. Величие Гения и
трагедия человека. Часть 2

Антонио Гауди. Величие Гения и трагедия человека. Часть 1

По свидетельствам близких и современников, характер Антонио Гауди (Antoni Plàcid Guillem Gaudí i Cornet) представлял собой клубок противоречий: гордый и мелочный, щеголь и бродяга, мудрый и чувствительный, остроумный и скучный.

После пяти лет подготовки, в возрасте 22 лет Гауди поступил в Высшую Архитектурную Школу. Это было учебное заведение нового типа, в котором преподаватели делали все, чтобы обучение не превратилось в рутину. В Школе студенты поощрялись, имея возможность участия в настоящих проектах, а практический опыт всегда очень ценен для архитектора. Занимался Антонио с удовольствием и энтузиазмом, по вечерам засиживался в библиотеке, выучил немецкий и французский языки, для того чтобы иметь возможность читать литературу по профилю. Антонио был одним из лучших учеников, но никогда не был любимым.

Его сложный, непокладистый характер и склонность любой ценой добиваться признания своей правоты настраивали преподавателей против него. Однажды ему поручили разработать проект кладбищенских ворот, а он принялся рисовать похоронную процессию во всех подробностях. Преподаватель возмутился его подходом к делу, а Гауди заявил, что тот ничего не смыслит в красоте, и покинул аудиторию, хлопнув дверью. Именно в это время и родилась фраза «гений или сумасшедший», которая цитируется во всех статьях о Гауди.

 

Так преподаватели отзывались об упрямце, который, впрочем, все экзамены сдавал на «отлично»… если дело не доходило до принципиальных споров. В таких случаях Гауди был бескомпромиссен, и отличная оценка тут же превращалась в неудовлетворительную.

Пожалуй, это время было самым счастливым в его жизни. Гауди снимал квартиру вместе со своим братом Франсиском, они носили один гардероб на двоих, поэтому казалось, что у Антонио несметное количество одежды. Молодые люди вместе ходили на вечеринки, участвовали в общественных мероприятиях, украшали карнавальные платформы, разыгрывали политические и исторические пародии из жизни известных людей, путешествовали по Каталонии. К ним часто приезжал отец, а мама каждый день писала письма.

Внезапно все оборвалось. Франсиск скоропостижно скончался. Все случилось настолько быстро, что врачи не успели поставить диагноз. Многообещающая медицинская карьера Франсиска оборвалась, так и не успев начаться. Антонио обезумел от горя. Для него брат был самым близким человеком.

Гауди всегда выглядел старше своих лет, а тут просто в одночасье постарел. Но семью архитектора, только оправившуюся от этого горя, вновь постигает новый удар: умирает мама, которая так и не смогла перенести потерю старшего сына. Вне себя от горя, Антонио углубляется в учебу. В свободное же время бесцельно бродит по Барселоне, пока держат ноги, и, приходя домой, падает без сил, забываясь тяжелым сном до следующего дня.

Через некоторое время будущий архитектор решает перевезти к себе в Барселону отца и младшую сестру Розу с дочерью. Одиночество для него невыносимо. Но после этого переезда Антонио приходится работать гораздо больше, чтобы прокормить всех. Кроме того, ему нужно готовить дипломный проект, для которого он выбрал как раз те злополучные кладбищенские ворота, из-за которых было столько споров. С большим трудом, преодолев препятствия обиженных преподавателей, в 1878 году Антонио Гауди получил диплом архитектора.

Один из первых его проектов ‒ рабочий поселок Матаро. Это проект поселения, созданный по заказу рабочего кооператива. К сожалению, он остался лишь на бумаге. Но для того чтобы понять нужды рабочих, Гауди посещал их слободки в пригородах Барселоны.

В одном из таких поселков Антонио познакомился с Жозефиной Морей. Она работала учительницей, была на несколько лет старше и гораздо опытней, поскольку уже была разведена. Жозефина имела строптивый характер, прекрасно развитое чувство пространства и ощущение прекрасного. Она была прелестна: темные волосы до плеч, тонкие черты лица и умение дать отпор любому, кто попробует посягнуть на ее свободу. Гауди был по-настоящему очарован.

Удивительна история и самой Жозефины. Будучи шестнадцатилетней девушкой, Пепита (ее уменьшительное имя) влюбилась во французского красавца-моряка и сбежала из дома. Быстро поженившись, молодые поселились в Марселе, крупном морском портовом городе Франции. Супруг Пепиты нещадно пил и поколачивал молодую жену, а вскоре записался на уходящее судно и отбыл в неизвестном направлении.

Сильный характер и хорошее образование не дали Жозефине скатиться на самое дно. Она зарабатывала себе на жизнь в трактирах Марселя игрой на фортепиано, пением и испанскими танцами. Через некоторое время девушка связалась с отцом и, выпросив у него прощение, вернулась домой в Барселону. Знание французского языка очень пригодилось ей в жизни. Получив образование, она стала работать в школе учительницей математики и французского.

Однажды Гауди получил заказ на оформление витрины магазина перчаток. Как всегда наш герой подошел к выполнению работы с большой фантазией. Он решил изобразить перчаточный город. Одни перчатки были у него деревьями, другие ‒ улицами и домами, третьи изображали влюбленные парочки, прогуливающиеся по бульвару, а четвертые он впрягал, как лошадей, в экипажи, которые тоже были ...перчатками. Антонио так увлекся работой, что никого и ничего не замечал. Его отвлек владелец магазина с просьбой познакомиться с одним господином.

‒ Эусеби Гуэль, ‒ представился тот. ‒ Мне нравится, как Вы работаете!
‒ Вообще-то, я архитектор! ‒ гордо ответил Гауди.

Новый знакомый спросил, есть ли у Гауди проекты, и пригласил его к себе домой на ужин. Так архитектор встретил друга, заказчика и мецената. По сути, эта встреча была главной в жизни Антонио. Все его проекты стоили баснословных вложений и без покровителя не увидели бы свет.

 
Эусеби Гуэль. 1881 год
 

Граф Эусеби Гуэль-и-Басигалупи (Eusebi Güell i Bacigalupi) был старше всего на шесть лет, поэтому неудивительно, что молодые люди быстро подружились. Эусеби с большим интересом просматривал наброски Антонио, которые тот приносил ему во время каждого визита. Он выделил самый масштабный — проект кооператива Матаро ‒ и сказал, что если его доработать, то вполне можно участвовать на Всемирной выставке в Париже.

Эусеби Гуэль был членом городского совета Барселоны, депутатом и сенатором законодательного собрания Каталонии. За заслуги король Альфонс присвоил ему дворянское звание. Именно Гуэль похлопотал перед комиссией, чтобы проект никому не известного архитектора попал на Всемирную выставку. Учитывая то, что ее посетило три миллиона человек, и что проект был действительно очень интересным, Антонио Гауди в одночасье стал известным. Гуэль рекомендовал Гауди крупному фабриканту Висенсу Монтанеру, и архитектор получил свой первый крупный заказ.

 

Теперь в гости к Гуэлю Антонио приходил с Жозефиной, которой нравилось, что ее принимают в высших слоях общества. Частенько Гауди приглашал возлюбленную на прогулки вдоль моря, во время которых рассказывал о тех идеях, которые мечтал воплотить в архитектуре. Речь шла о гиперболических параболоидах и их сечениях, гиперболоидах и геликоидах. В переводе на человеческий язык параболоиды ‒ это пространственные фигуры, которые имеют форму седла или перевернутой рюмки. Гауди мог рассчитывать такие пространственные формы в уме, не делая вычислений и чертежей на бумаге.

Имея математическое образование, Жозефина иногда спорила с Антонио, который был в восторге от того, что любимая действительно понимает, о чем идет речь. Им было хорошо вместе, женщина ждала предложения руки и сердца. Но Антонио не спешил жениться. Он хотел быть уверенным в своем материальном положении.

Эусеби Гуэль очень хорошо умел считать деньги, но при этом не стремился получить выгоду мгновенно. Он отлично понимал, что самым надежным вложением капитала является недвижимость. И не просто недвижимость, а архитектурные сооружения, несущие в себе уникальный стиль человека, который их создал. Рожденный и воспитанный в Барселоне, Гуэль знал толк в хорошей архитектуре.

 

В то время Антонио Гауди еще работал чертежником в архитектурном бюро у своего бывшего преподавателя Высшей Архитектурной школы ‒ Вильяра. Это тоже сыграло интересную роль в дальнейшей жизни Гауди. Дело в том, что строительство Храма Святого Семейства (Temple Expiatori de la Sagrada Família) в Барселоне шло уже несколько лет. И когда встал вопрос о замене архитектора, Вильяр предложил кандидатуру Гауди. Как ни странно, Церковный Совет ее принял.

Антонио оставил службу у Вильяра, основал свое архитектурное бюро, набрал штат помощников и с головой окунулся в работу.

 


Продолжение следует…

Меню
Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подпишись на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика