Антонио Гауди. Величие Гения и трагедия человека. Часть 3 | Artifex.ru

Антонио Гауди. Величие Гения и
трагедия человека. Часть 3

Антонио Гауди. Величие Гения и трагедия человека. Часть 1
Антонио Гауди. Величие Гения и трагедия человека. Часть 2

Часто упоминают о фантастических способностях Антонио Гауди (Antoni Plàcid Guillem Gaudí i Cornet) строить дома без чертежей, пользуясь только набросками в импрессионистском духе или моделями, созданными прямо в ходе работы. Интересно, что незаконченные архитектором здания не мог достроить больше никто.

Макет будущего Храма Святого Семейства (Temple Expiatori de la Sagrada Família) в Барселоне, составленный из подвешенных мешочков с песком, смогли «прочитать» только современные компьютеры! Соединив точки-мешки, исследователи получили пространственную модель собора. Кроме того, чтобы не «резать» помещение на части, Гауди придумал собственную безопорную систему перекрытий, и только через 100 лет появилась компьютерная программа, способная выполнить подобные операции. Это была программа NASA, рассчитывающая траектории космических полётов…

 

Но вернёмся к интересной жизни культового архитектора. На пике своей карьеры Гауди не вылезает со строительных площадок, носится с объекта на объект и с горящими глазами отдаёт распоряжения. Но в этот момент его постигает новый удар ‒ умирает младшая сестра Роза. Да и племянница не радует: частенько Антонио вытаскивает ее из близлежащих заведений в нетрезвом виде. Кроме этого, болеет отец...

Возможно, Антонио пропустил момент, когда отношения с Жозефиной стали прохладными. Он не мог уделить ей должного внимания, и она стала отдаляться. Когда Гауди это понял, то решился сделать ей предложение, но было уже слишком поздно. Женщина отказала ему. Уже немного зная характер нашего героя, неудивительно, что, услышав отказ, он покинул дом Жозефины Морей, чтобы никогда уже туда не возвращаться. Он не предпринял ни одной попытки, чтобы вернуть любимую.

Нервный и физический срыв сильно выбивают Антонио из колеи. Он покидает Барселону на два месяца, живет у монахов, постится, горячо молится и возвращается домой другим человеком. Со своей склонностью к фатализму он решает, что разрыв с Жозефиной ‒ знак Божий, и отныне у него только две любви ‒ это религия и архитектура.

В это время Гауди проектирует дом Кальвет. Он посвящает чертежам каждый час бодрствования, вечно ищет совершенства, никогда не колеблется, делая выбор, и не оглядывается назад, если выбор уже сделан. Часто исправляя проекты, он упорно начинает заново, а обнаруживая новую возможность, погружается в нее целиком.

 

Иногда он врывается на стройплощадку и распоряжается рушить только что возведенную стену, потому что ему ночью пришла в голову новая идея. Он становится совершенно нетерпимым, ссорится с заказчиками, заявляя, что они должны всецело ему доверять.

В 1900 году Эусеби Гуэль-и-Басигалупи (Eusebi Güell i Bacigalupi) решает воплотить в жизнь грандиозный план, рассчитывая на талант и трудолюбие своего лучшего друга. Гуэль в то время увлекается утопическими идеями идеального поселения и хочет превратить унылую гору в зеленую загородную зону. Здесь, по его задумке, должны были появиться сорок домов с садами, удобными дорожками, полянами для игр и отдыха.

 

Собор Святого Семейства строился на пожертвования граждан, и когда не было средств, стройка останавливалась. В это время Гауди брал светские заказы, так, например, был построен дом Бальо́ (Casa Batlló) ‒ совершенно фантастический дом с волнистой чешуйчатой крышей, похожей на гигантского змея, и с башней в виде копья, вонзающегося в драконье тело с балконами. Также он известен как «Дом костей».

 

Последний светский проект Гауди ‒ это Дом Мила (Casa Milà), построенный в 1906 ‒ 1910 для семьи Мила. Он интересен нам, поскольку раскрывает отношение архитектора к деньгам. Дело в том, что строительство Собора Святого Семейства опять остановилось, нужны были деньги. Гауди работал над этим проектом почти сорок лет, отдавая на строительство свои гонорары, зарплату и даже милостыню, которую просил на улицах. Дом Мила же он построил всего за три года. Пока шла работа, богатый Пере Мила стал бедным, поскольку уже заплатил 100 тысяч песет за нарушение архитектором всех норм строительства. Поэтому ближе к завершению он не выдержал и сказал: «Платить не буду». Гауди ответил: «Ну, сам тогда и достраивай». После чего они разошлись, похлопывая по пустым карманам, понося друг друга и передавая дело в суд.

 

Тяжба началась. Гауди включил в сумму иска все штрафы. В 1916 году стало известно, что Пере Мила проиграл, и архитектор может получить свои кровные 105 тысяч песет. Шла Мировая война, у Пере Мила богатства не росли, и чтобы отдать сумасшедшему Гауди сполна, он заложил свой доходный Каса Мила, оставшись полностью разоренным. Гауди не пожалел бедняка. Недрогнувшей рукою он взял деньги и отнёс их в кассу Храма...

Через некоторое время Антонио сильно заболел. Подхватил бруцеллез или мальтийскую лихорадку, диагностировать которую трудно и сегодня. Медики считают, что «бруцеллез отличают резкие смены настроения, приводящие к суицидальной депрессии. Перемежаясь со вспышками гнева и периодами рассеянности, это подавленное настроение сопровождается физическим истощением, мучительными головными болями и болезненным артритом». Лекарства против этой болезни не было.

Может быть, этим и можно объяснить, почему Гауди так сильно изменился в худшую сторону. Он разгуливал в обвисших пиджаках, а брюки болтались вокруг ног, которые он от холода обматывал бинтами… И никакого нижнего белья! Впрочем, и верхнюю одежду он не менял, пока та не превращалась в лохмотья. Ел великий архитектор то, что сунут в руку на ходу ‒ кусок хлеба, например. Если ничего не совали, ничего и не ел. Когда очень долго ничего не ел, то ложился и начинал умирать. Но приходил кто-нибудь из учеников, менял на нем одежду, кормил…

Он не проповедовал, ни к кому не приставал с гениальными идеями, не пророчил и не оглашал улицы и площади проклятиями. Он протягивал руку и смотрел на встречного человека совершенно не испанскими, выцветшими синими глазами. Глазами стрелка. Без пощады. Рафолс, его помощник, утверждал, что у Гауди были «неотразимые глаза пророка».

Он никого и никогда не хвалил. Однажды замучил всех, заставляя двадцать раз переделывать винтовую лестницу. Когда работа была закончена, все поняли: мэтр остался доволен. Но тот, взглянув на их радостные физиономии одним глазом, злобно буркнул:

«Сломайте все!»

А однажды Антонио Гауди сказал одному каменщику: «Хосе, ты хороший работник!». И Хосе заплакал.

 


… Гауди безумно смотрит по сторонам и протягивает руку. Ему нужны деньги на строительство Храма. Встречные, завидев его, сразу переходят на другую сторону улицы или прячутся. Он идёт по пустеющим впереди дорогам, протягивая руку каждому встречному… В этот июньский день 1926 года в Барселоне пустили трамвай. Водитель потом будет рассказывать, что бродяга сам кинулся ему под колеса. А три дня спустя этого бродягу, великого архитектора по имени Антонио Гауди, хоронила вся Барселона.

Меню

Хочу быть в курсе вместе с Artifex

Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подписаться на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика