Школа мусорных ведер. Часть 1 | Artifex.ru

Школа мусорных ведер.
Часть 1

«…Я очень любил города, я любил величавую, быструю реку,
Все женщины, все мужчины, которых я узнавал, были мне близки…
… И я жил на свете, я Бруклин любил — обильный холмами, был он моим,
И я бродил по Манхэттену, и я в омывающих остров соленых водах купался…»

© Уолт Уитмен, Листья травы. «На Бруклинском перевозе»

На рубеже XIX и XX веков, когда в живописи США господствовали два коммерчески успешных и уважаемых направления – импрессионизм и академический реализм, зародилось и окрепло желание некоторых художников отражать реальную современную жизнь города с ее жестокими моментами, изображать неприкрашенный быт городских окраин, детей улиц, проституток, алкоголиков, а также жизнь многоквартирных домов. Они считали, что живопись может быть сродни журналистике, хотя многие из этих художников были аполитичны и не ограничивались отражением язв и нищеты городской жизни.

Идеолог этого движения − Роберт Генри (Robert Henri), поклонник поэзии Уолта Уитмена, требовал от своих учеников, чтобы их «краски были так же реальны, как грязь, как комья лошадиного дерьма и снег зимой на Бродвее». За пристрастие к подобным сюжетам это направление получило прозвище «Школа мусорных ведёр» или «Школа урны для мусора», которое закрепилось за ним и используется в искусствоведческой литературе. Многими критиками это движение было встречено в штыки, после первой выставки один из них, под псевдонимом Ювелир, писал:

«Вульгарность бьет в глаза на этой выставке… Может ли быть прекрасным искусство, показывающее наши болячки?»

Иногда «Школу мусорных ведер» отождествляют с группой «Восьми», хотя только пять ее членов входили туда. Трое художников − Дэвис, Лоусон и Прендергаст − выступали в совершенно ином стиле (об этом позже).

 

Роберт Генри, художник, педагог, вдохновитель «Школы мусорных ведер» и организатор группы «Восьми», родился в Цинциннати в семье застройщика и игрока. В стычке по поводу владения землей отец застрелил оппонента и бежал в Денвер, куда позже перебралась и вся семья, сменив имена и фамилию. Проучившись два года в Академии изящных искусств в Филадельфии, молодой Роберт отправился в Париж в Академию Жюльена учиться у академических реалистов.

После поездки по Италии он возвратился в Филадельфию и начал преподавать в Школе дизайна для женщин, его считали прирожденным педагогом. К тридцати годам Генри пришел к мысли о необходимости выработки такого направления в живописи, которое бы сочетало в себе реализм и элементы импрессионизма, и назвал его «Новым академизмом».

Его друзья и последователи не считали себя единой организованной группой, но выставка в галерее «Макбет» в Нью-Йорке в 1908 году привлекла внимание к художникам нового направления и принесла им известность. В 1910 году Генри с помощью Слоана организовал выставку Независимых художников, на которой было продано всего несколько картин. На смену мастерам этого направления уже шло новое современное искусство, провозвестником и «отцом» которого можно считать и Роберта Генри.

Последующие годы принесли Генри популярность, он много времени проводил в Ирландии и Санта-Фе, преподавал в Лиге студентов в Нью-Йорке, оказал большое влияние на развитие модернистского направления у своих студенток–художниц. В 1929 году он был назван Советом искусств Нью-Йорка одним из трех лучших живущих американских художников. Классические элементы его стиля в портрете – это силовая манера письма, интенсивные цветовые и световые эффекты, отражение индивидуальности и душевных качеств человека.

 
Джон Френч Слоан (John French Sloan) − один из основателей «Школы мусорных ведер», член группы «Восьми», художник и гравёр.

Его отец имел художественные способности и поощрял своих детей с раннего детства к рисованию. Джон рано начал работать из-за болезни отца. Работа продавцом в книжном магазине оставляла ему много свободного времени для чтения, рисования и копирования работ Дюрера и Рембрандта, которыми он восхищался. Он также начал делать офорты и продавать их в магазине, а его открытки и календари пользовались успехом. Работая позже художником-иллюстратором, он начал брать вечерние уроки в Академии изящных искусств Филадельфии, там познакомился с Робертом Генри, который и убедил его обратиться к живописи.

 

Тяжелая история его семейной жизни (алкоголизм и психическая нестабильность жены, бывшей проститутки, с которой он познакомился в борделе) мешала его творчеству, и, хотя художник написал почти 60 картин к 1903 году, он все еще не имел имени в мире искусства и мало продавал своих работ. Переехав в Нью-Йорк, он подрабатывал в журналах, рисовал политические карикатуры, иллюстрировал книги, участвовал в выставке в галерее «Макбет», организовал после нее передвижную выставку, и к нему пришел, наконец, успех.

Всю последующую жизнь Слоан был верен социалистическим идеям, что, безусловно, отражалось и в его творчестве, но он категорически возражал против высказываний критиков о сознательной социальной направленности своей живописи. В конце 20-х Слоан изменил не только технику, но и сюжеты своих картин в пользу ню и портретов, часто используя подмалевку и штриховку. Но эти работы уже не достигали той популярности, которую имели его ранние произведения.

 
Уильям Дж. Глакенс (William James Glackens) − также один из основателей «Школы мусорных ведер». Он родился в Филадельфии, где жили многие поколения его семьи. Его брат и сестра тоже стали художниками. Сам Уильям, проявив еще в школе художественные способности, работал после окончания университета художником в газетах, посещал вечерний курс в Академии изящных искусств, где познакомился с молодым Слоаном, а тот представил его Роберту Генри.

 

В 1895 году Глаккенс путешествовал с группой художников по Европе, восхищался картинами великих «голландцев», а в Париже впервые познакомился с искусством импрессионистов. Потом в течение всей жизни он не раз уезжал рисовать в Париж и на юг Франции. После возвращения в США Глаккенс поселился в Нью-Йорке, активно участвовал в выставочной деятельности «Школы мусорных ведер» и группы «Восьми». В его творчестве все сильнее проявлялось импрессионистское направление, его даже называют «американским Ренуаром». И в отличие от Слоана, он был не «социальным летописцем», а «чистым» художником, для которого форма, колорит и чувственность имели первостепенное значение. Его палитра с годами светлела, сюжеты меняли смысл, преобладали пейзажи, пляжные сцены, а в конце жизни – натюрморты и портреты.

Его искусство не отражает социальных проблем дня, времени Великой депрессии. Лесли Кейт в работе

«Постоянство Уильяма Глаккенса» написала, что «его картины наполнены призраком счастья, он одержим созерцанием радости»

 


Школа мусорных ведер. Часть 2

Меню
Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подпишись на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика