Акварели Джозефа Збуквича: роман длиною в жизнь | Artifex.ru

Акварели Джозефа Збуквича:
роман длиною в жизнь

Количество титулов австралийского акварелиста Джозефа Збуквича (Joseph Zbukvic) прямо пропорционально количеству завоеванных им наград и призов. Среди них — «признанный гений», «ведущий мастер», «корифей акварели» и даже «настоящий волшебник». Однако всему этому Збуквич предпочитает простое «мистер «Z» — не всем удается выговорить его фамилию.

Для Збуквича акварель — это не просто дело всей жизни, но и настоящая страсть. Даже после 40 лет упорной работы художник восхищается ее удивительными качествами с восторгом влюбленного мальчишки. И это чувство взаимно: работы Збуквича − наглядное тому подтверждение.

 

Корреспонденту Artifex Варваре Морозовой удалось пообщаться с мистером «Z» в перерыве между его работой в студии и подготовкой к новой выставке.

Artifex: Я знаю, что ваш с «роман» с акварелью начался еще во времена обучения в Мельбурнском университете, когда вы только пробовали себя в этой технике.

Действительно, наш «роман» начался очень давно и продлится до самой смерти, ведь акварель невозможно по-настоящему приручить. Это очень своенравная и упрямая «дама». Однако этим акварель и привлекает: с ней всегда нужно быть начеку, действовать быстро и уверенно, не теряя бдительности. Поэтому отношения с ней напоминают езду на дикой лошади: думаешь, что тебе удалось ее оседлать, но она всегда может сорваться и умчаться прочь.

Artifex: Получается, ваши «отношения» длятся уже более сорока лет. Всегда ли они были идеальными? Или, возможно, вам приходилось сталкиваться с трудностями, работая в этой технике?

В начале своего творческого пути я был уверен, что знаю, как нужно обращаться с акварелью. Однако я всего-навсего рисовал тонким слоем краски. Сейчас я понимаю акварель намного лучше, мне удалось как следует узнать ее характер, а также его удивительные свойства. Акварель стала моей верной спутницей, и я благодарен судьбе, что наши пути пересеклись.

Artifex: Правда ли, что вы сами придумали и сконструировали свой знаменитый чемоданчик-этюдник, на крышке которого красуется заглавная буква «Z»?

Мой переносной чемоданчик появился на свет в результате долгих поисков идеального этюдника, предназначенного специально для работы с акварелью. Подобные этюдники иногда встречаются в продаже, однако в них не предусмотрено место для бумаги, и они во многом уступают тому чемоданчику, который я смастерил сам. В университете я изучал промышленный дизайн, поэтому сделать нечто подобное было не так уж и сложно. Кроме того, я просто люблю что-то мастерить, например, мне нравится работа по дереву.

На крышке моего чемоданчика действительно есть заглавная буква «Z», как есть она на большинстве моих инструментов. Буква «Z» — это что-то вроде моей собственной «торговой» эмблемы, поскольку многие люди просто-напросто не могут произнести мою фамилию. Поэтому заглавное «Z» это то же, что и буква «M» в McDonald’s.

Artifex: Какие цветовые пигменты являются для вас обязательными и всегда есть в вашем чемоданчике?

Я не колорист, поэтому уделяю мало внимания цвету как таковому. По-настоящему меня интересуют тона, это единственное, о чем я думаю, когда рисую. Однако, в моей палитре все же есть один пигмент, который отличает меня от других художников. Это бирюзовый кобальт (cobalt turquoise). Я часто использую его, когда смешиваю зеленые и светлые оттенки. Мне очень по душе этот естественный холодный цвет.

Artifex: Многие отмечают выразительность ваших работ, однако эта выразительность абсолютно особого порядка. Она проявляется в текучих формах, мягких линиях и легких мазках. Как вам удается достичь такого эффекта? Может быть, все дело в излюбленной вами «пшикалке» с водой — пульверизаторе, позволяющем «продлить жизнь» сохнущей краске? Или есть еще какие-то хитрости?

В живописи нет места хитростям! Напротив, это — тяжелый труд и долгие годы практики. Что касается эффекта, о котором вы говорите, то он достигается за счет свойств самой акварели. Я действительно стараюсь сохранить краски «живыми» и текучими, однако главное, что я усвоил за долгие годы работы, это умение изобразить задуманное на бумаге за тот короткий промежуток времени, пока краски еще не высохли. Иногда у тебя есть всего лишь пара секунд, но и этого более, чем достаточно.

Кстати, это одна из самых распространенных ошибок моих студентов: некоторые попросту не успевают изобразить задуманное. Многие привыкли рисовать последовательно, выполняя одно действие за другим, однако последовательность не имеет к акварели никакого отношения. Она подчиняется другим временным законам и высыхает значительно быстрее. Поэтому тем, кто работает в этой технике, прежде всего приходится учиться этим законам следовать. Это приходит далеко не сразу, лет так через двадцать, не меньше — я не шучу!

Artifex: Я знаю, что вы много путешествуете и преподаете, а ваши ученики разбросаны по всему свету.

На самом деле, я преподаю не так много. Есть преподаватели, которые немного рисуют, мне же нравится быть художником, который немного преподает. Преподавание для меня — это возможность путешествовать и встречать новых людей. Кроме того, это позволяет мне отдохнуть от напряженной работы в студии, которая требует сто процентной концентрации. Для общения со студентами требуется другая энергия и особый подход.

Artifex: Существует ли какой-то универсальный набор советов и наставлений, которые вы даете своим студентам? Или же все зависит от конкретного случая?

Я уже упомянул об особых временных законах, которым подчиняется акварель и которые должен усвоить любой, кто хочет с ней работать. Есть еще один совет, который я часто даю своим студентам: «Дайте кисти двигаться свободно». Важно избегать мелких точечных мазков и концентрироваться на форме в целом, не забывая о том, что краски сохнут очень быстро.

Artifex: Как человек творческой профессии, я часто нахожу вдохновение в едва заметных мелочах и деталях, которые, как правило, попадаются мне на глаза абсолютно случайно. А что вы можете сказать на этот счет как художник? Есть ли что-то, что непременно вдохновляет вас?

Я люблю повторять, что тему работы выбирает художник, а не наоборот. Многие любят разводить дискуссии на тему вдохновения и значения картин, однако, я полностью согласен с вами − именно самые незначительные детали заставляют брать в руки кисть. Бесспорно, есть очень «наглядные» сюжеты. Венеция — прекрасный тому пример. Ее можно рисовать бесконечно, ведь в плане сюжетов этот город неисчерпаем. Однако даже в Венеции я всегда пытаюсь найти что-то особенное, что-то личное и близкое мне самому.

Я искренне убежден, что художник прежде всего рассказывает историю, а не копирует изображение — для этого давно изобрели фотоаппарат! Задача же художника — не просто нарисовать нечто, но и сделать так, чтобы зритель захотел стать частью картины, перенестись в ее пространство и ощутить ее настроение.

Artifex: Джозеф, большое спасибо за этот искренний разговор и уделенное время!

Меню
Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подписаться на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика