Игорь Грабарь | Artifex.ru

Игорь
Грабарь

Настоящий «человек-оркестр» Игорь Эммануилович Грабарь (1871-1960) был первым художником в нашей стране, получившим высокое звание Заслуженного деятеля искусств, реставратором, исследователем, организатором Общества по охране памятников и архитектором. Кажется, он умел и делал абсолютно все. А о себе всегда говорил просто:

«Как не мог я жить без искусства, так не мог дня прожить без труда»

 

Будущий гений мирового искусства родился в Будапеште в семье русского общественного деятеля. Детство Грабаря было непростым: мальчику приходилось часто разлучаться с родителями, и при обилии родственников он оставался на руках у совершенно чужих людей.

Эти условия сформировали сильный характер юного художника, который позволил ему написать «книгу своей судьбы» такой, какой он хотел ее видеть.

С малых лет Игорь мечтал о живописи и отличался целеустремленностью, трудолюбием и невероятной страстью к искусству. Он тратил огромное количество бумаги, на которой выводил не обычные детские «закорючки», а копии генеральских портретов из издания «Нива». Позже Грабарь писал о своем детском увлечении:

«Не помню себя не рисующим, не представляю себя без карандаша, резинки, без акварельных красок и кистей»

Игорь рос очень деятельным ребенком. В восемь лет он решил исполнить одну из главных задач каждого мужчины: начал строить настоящий дом в дедовском имении. А через год мать привезла неугомонного сына в одну из гимназий Рязанской губернии, где преподавал отец будущего художника. Но им не удалось долго быть вместе – отца перевели в Измаил, а сын продолжил учиться в Егорьевске.

В рязанской гимназии к юному художнику пришло увлечение живописью, которое еще больше проявилось в годы учебы в московском лицее цесаревича Николая. Это время стало одним из самых трудных периодов в жизни Грабаря. Лицеист был принят в качестве «живущего стипендиата», это автоматически накладывало на него клеймо бедности и вызывало презрение у богатых одноклассников. А вот сама Москва была куда благосклоннее к Грабарю, она встретила его огромной Всероссийской художественно-промышленной выставкой, на которой во всем своем великолепии перед юношей предстали картины Перова и Куинджи, Репина и Сурикова, Флавицкого и Верещагина.

На уроках в лицее Грабарь учился работать с масляными красками и писать с натуры: он рисовал виды, открывающиеся из лицейских окон, делал портреты окружающих, составлял натюрморты и сочинял разнообразные сцены из жизни лицея.

А выходные и праздничные дни Грабарь использовал в свое удовольствие и проводил время в Третьяковской галерее. Юноша был вхож в московский круг людей, связанных с искусством, и его часто можно было встретить в иконописном училище или на квартирах у студентов Московского училища живописи.

Прилежный ученик окончил лицей с золотой медалью и отправился «грызть гранит науки» в Петербургский университет. Высшее образование Грабарь получал на историко-филологическом факультете, но живопись оставалась его главной страстью. Став студентом, Игорь начал сотрудничество с журналом «Нива», из которого когда-то копировал иллюстрации. Теперь он сам рисовал их, писал биографии художников и был автором критических статей.

 

 

Филолог-первокурсник преуспевал не только в знании языков. Из окна комнаты одного из своих друзей он написал этюд «Крыши под снегом», который имел огромный успех среди его товарищей из Академии художеств. Они отмечали необычную диагональ композиции и уходящую вдаль перспективу картины. Эта и ряд других работ студенческого периода говорили о значительном даровании Игоря Грабаря.

Успешно окончив университет, Игорь Грабарь опять стал учиться. В 1894 году он поступил в Академию художеств на курс Репина, где открыл для себя идеи импрессионизма и познакомился с современными направлениями европейской живописи.

Интерес к далекой культуре подтолкнул Грабаря к тому, чтобы провести каникулы в поездке по Берлину, Парижу, Риму, Флоренции, Неаполю и Венеции. Шедевры мастеров эпохи Возрождения настолько вдохновили художника, что он решил и дальше путешествовать по миру, занимаясь самообразованием.

В Россию Грабарь вернулся только в 1903 году и сразу начал выставлять свои работы на московских художественных выставках. Теперь на его картины обращали внимание современники на родине и за ее границами, и художник получал огромное количество лестных отзывов. Критики считали его картины «едва ли не лучшими» и наперебой удивлялись тому, что эти работы принадлежат кисти автора, недавно вступившего на путь творчества.

И похвалы были вполне заслуженными, ведь именно в это время Грабарь написал свои лучшие ранние пейзажи, среди которых «Грачиные гнезда», «Мартовский снег» и «Февральская лазурь».

 

Последний он выполнил во время поездки к друзьям в Подмосковье, когда природа постепенно пробуждалась от долгой зимы. Однажды художник вышел на прогулку и остановился около березы - она показалась ему удивительной из-за необычного расположения ветвей. Засмотревшись на чудесное дерево, он уронил палку. А когда нагнулся, чтобы ее поднять, вскинул голову, снизу взглянул на верхушку березы – и поразился открывшемуся ему виду:

«Природа как будто праздновала какой-то небывалый праздник лазоревого неба, жемчужных берез, коралловых веток и сапфировых теней на сиреневом снегу»

Художник быстро вернулся домой и набросал эскиз будущей картины, а на следующий день на другом холсте написал этюд.

Через четыре года на выставке Союза русских художников состоялась последняя крупная экспозиция картин Игоря Грабаря. На ней были представлены полотна «Неприбранный стол», «Дельфиниум» и «Сказка инея и восходящего солнца».

 

Сразу после этого художник вышел из Союза из-за раскола объединения. К тому времени известность Грабаря была достаточно велика. В Италии, например, о его творчестве выпустили монографию.

А он полностью отдал себя архитектуре и принялся за строительство больницы-мемориала. По предложению вдовы Григория Захарьина, Грабарь принялся за новый для себя вид деятельности в память о ее муже, замечательном русском враче. Вдохновившийся видами виллы Палладио, мастер создал настоящую «палладианскую» больницу. Но впоследствии новоиспеченный архитектор предпочел писать архитектуре, увлекшись историей русского зодчества.

А вскоре Игорь Грабарь занял должность директора Третьяковской галереи, где провел реформу экспозиции, разместив все картины в исторической последовательности. Еще через некоторое время он устроил в Лондоне выставку русского искусства, тем самым пойдя наперекор воле Третьякова, который завещал оставить в неприкосновенности собранную им галерею. За подобные «выходки» художник имел неоднозначную репутацию среди коллег, которые называли его «Угорь Обмануилович Гробарь».

Некоторое время мастер не писал больших произведений, а форму поддерживал, рисуя натюрморты. Так, в 1920 году были созданы «драматические» полотна «Красные яблоки на синей скатерти» и «Туркестанские яблоки».

 

Именно в этих работах проявились ритм и пластика объемов, контраст фактур и противопоставление горячих и холодных цветов. Но сам Грабарь считал их своей неудачей и называл «натюрмортной зарядкой».

Возвращение к более продуктивной художественной деятельности произошло в начале тридцатых годов, когда наряду с натюрмортами и пейзажами мастер написал камерные портреты своих близких и деятелей науки и искусства. «Портрет В.М. Грабарь, жены художника», «Автопортрет с палитрой», «Портрет академика С.А. Чаплыгина» отличались подлинным реализмом и вниманием к передаче света. В то же время художник уходил от научного импрессионизма и сосредотачивался на проблемах передачи цвета.

 

Грабарь долго пытался решить важную для него задачу: он хотел писать так, чтобы его картины отвечали зрительским, а не художническим представлениям о природе. Мастер старался понять причины эстетической дистанции между зрителем и художником, поэтому при работе над картиной он забывал о том, кем является на самом деле, и ставил себя на место публики.

В более позднем творчестве язык живописи Игоря Грабаря стал сдержаннее, а мотив – выразительнее. Это хорошо видно, например, на картине «Проходной двор в Замоскворечье. Серый день», тематика которой посвящена городскому пейзажу со скромными московскими улочками.

 

 

Игорь Грабарь был одним из немногих художников, чей творческий путь был достаточно долог - он писал почти 60 лет. Поэтому в его работах нашли воплощение и отголоски художественного наследия прошлого, и смелые и яркие ростки будущего живописи.

Меню
Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подпишись на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика