Максим Емельянов: Искусство — носитель положительной энергии | Artifex.ru

Максим Емельянов: Искусство — носитель
положительной энергии

Его картины напоминают красочный калейдоскоп. Но это не просто яркие пятнышки в «глазке» пластиковой трубочки, это сгустки положительной энергии, клубки эмоций и поле для фантазии.

Талантливый художник, оператор, фотограф и немного диджей Максим Емельянов поведал Artifex о себе и поделился личным видением Вселенной, которую, по его мнению, возможно и нужно познавать при помощи синтеза искусства и науки.

 
Artifex: Насколько ты в андеграунде? Ты полностью отрицаешь коммерческую деятельность, дабы не убить собственный полёт фантазии, или же ты можешь работать в предложенных рамках, но при этом вкладывая что-то своё?

Я имею мало отношения к коммерческой деятельности. Точнее, я к любой своей деятельности отношусь не коммерчески: занимаюсь тем, в чём могу попробовать что-то новое, развиваться, пока не почувствую, что исчерпал себя, и этап пройден. Например, когда я два года работал в «Солянке», я экспериментировал – «фишки» со вспышкой, новая пленка. Я снимал клубную публику, но старался делать более живые, естественные фото, при этом интересные, творческие.

Artifex: Работал в журналах, в «Солянке»… А каким был следующий этап?

Позже была поездка в Непал. Там приключился случайный эксперимент с плёнкой. Она попала под дождь, и получились расщепленные снимки. Это как подсказка от природы, а потом я таким образом экспериментировал специально. Брал воду из водоёма и заливал ей плёнку, она слегка «убивала» качество, что довольно рискованно, но креативно.

 

Artifex: Тебя привлекает стихийность, непредсказуемость плёнки?

Мне нравится, что я отхожу от эгоистичной позиции автора. Хочется работать в коллаборации с силами природы, которые находятся в неизведанном хаосе. Я не знаю, что произойдет с плёнкой, которую я закопал на неделю в почву. Может получиться что-то особенное, а может не получиться. Но я знаю, что на моё творение повлияло нечто извне. Мне нравится распыление ответственности за картинку, случайные силы. Чем они более случайны, тем интереснее. Нужно это продолжить, но пока я больше занимаюсь видео и рисунком.

Artifex: Я правильно понимаю, что ты воспринимаешь видеосъёмку как следующую ступень развития твоей художественной мысли?

Безусловно, фотографии — это просто скриншоты с видео. В свою очередь, видео — ступень к кино. А кино я воспринимаю как синтез различных изобразительных средств. Сейчас я пришел к участию в кинопроектах и рассматриваю кино как сферу профессиональной деятельности. Пока что я снимал только короткометражные фильмы, но полноценная операторская работа не за горами.

Artifex: Расскажи о своём опыте в кинопроцессе.

Мне повезло в прошлом году поработать над новым фильмом Серёжи Тарамаева и Любы Львовой, я делал backstage на съёмочной площадке, свой фильм о фильме, а также снялся в паре эпизодов. Потом ещё всю осень мы сидели в монтажке. Никогда не думал, что буду монтировать полный метр, но это оказалось очень увлекательным и творческим занятием.

Artifex: Как ты начал рисовать картины? Стало ли это частью твоей профессиональной деятельности?

Идея рисовать пришла в голову как-то спонтанно: я продолжительное время находился в Азии, после чего вернулся в Москву и первое время жил у подруги, художницы и фотографа Даши Ястребовой. Её сын Лука своей детской энергией затронул что-то во мне. И однажды я просто сел, открыл Photoshop и нарисовал три свои первые картины, которые довольно скоро напечатал в формате 1,5х1,5 метра и увидел в них некую силу. Мне хотелось продолжать создавать такие абстрактные паттерны, что я и делал. Как-то у меня купили две картины, это ещё больше убедило меня в том, что это надо продолжать, тем более они выставлялись в Берлине, в Арме и т.д.

 

Artifex: Каким образом ты находишь работу? Ты «голодный художник»?

Я всегда действую откликом на запрос внешнего мира, никогда не ищу работу. Никогда не работаю в офисе по строгому графику. Первую творческую работу я получил на дне рождения, который посетил много лет назад. Там было много классных людей, в том числе и Александра Боярская, бывший редактор Афиши. Я фотографировал её и её друзей, понравился — пригласили снимать в журнал.

Потом были другие журналы, а также веб-издания. В жизни никогда не занимался поисками, это противоречит моему естеству.

Artifex: Если говорить обобщенно, то, чем ты занимаешься – современное искусство?

Современного художника как понятия не существует, происходит «смерть автора». Мы живем в эпоху даже не постмодернизма, а в эпоху, когда искусство является синтезом того, что было сделано до. И если ты способен «играть» с разными слоями восприятия, ты можешь создать что-то особенное. Это не интерпретация старого, это поток. У вас нет нот. У вас нет договоренности. У вас есть только общая волна, которая несет к созданию творчества. Это не за компьютером квадратики на секвенции разбивать, чтобы всё было ровно, а смело создавать нечто, в соответствии со своим вкусом.

Artifex: На твой взгляд, какое значение имеет искусство в масштабах Вселенной?

Искусство — это созидание. По моему мнению, оно должно быть функциональным, нести в себе информацию, которая была бы познавательна для наблюдателей. Как эстетически, так и энергетически. Я считаю, искусство должно нести в себе положительную энергию. К примеру, картины Дали, какими бы сюрными и красивыми не были, больны и несут в себе негативную энергию. Многие художники отмечали, что в них читается негативный заряд. У каждого вещества есть своё магнитное поле, оно закручивается либо по часовой стрелке, либо против. По – это восходящий поток, против − нисходящий. Восходящий ведёт к повышению вибрации, более легкому состоянии, и наоборот. Поэтому мне кажется важным осознавать и контролировать, как ты заряжаешь своё искусство. Примеров псевдоискусства очень много, и оно создаёт зашлакованное пространство, в котором мы живем. Появляются миллионы фотографий, рисунков, но качество вызывает вопросы. С другой стороны, в этом есть свои плюсы. Больше людей приобщаются к искусству, каждый может снять свой фильм, поделиться чем-то в социальных сетях, в Instagram, например. Если ты можешь использовать все эти инструменты, доступные массово, но при этом в них зашифровывать какой-то значащий код, особенную информацию, это может иметь положительное влияние.

Artifex: Каким образом можно донести особую информацию при помощи, допустим, Instagram?

Например, можно использовать сакральную геометрию в простых рисунках в Instagram, золотое сечение. Важно делать что-то гармоничное в соответствии с собственным представлением об устройстве мира, и этим можно «выцеплять» людей из матрицы, мыслить шире и позволять другим мыслить шире.

Artifex: Тебе не кажется, что каждый художник стремится стать Богом?

Я считаю, нас воспитывают как потребителей, а не создателей. Поэтому Бог — это нечто, что где-то там далеко. А, например, в соответствии с дхармой, Бог внутри каждого из нас, и ты можешь приблизиться к нему, используя определённые символы. Ты можешь также быть создателем. Дхарма — это работа над своим собственным состоянием, своим умом. То, чего ты можешь достичь искусством мыслить и созерцать. Например, при помощи медитации.

Artifex: Максим, спасибо за интересный разговор!

Меню

Хочу быть в курсе вместе с Artifex

Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подписаться на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика