Впереди тебя ждет приключений каскад.
Ты готов? Открывайся,
Сезам...

Арабская ночь и волшебный Восток чудесным образом сплетаются не только в песне про Аладдина, но и в реалистичных картинах польского художника – ориенталиста Адама Стыка (Adam Styka).

Кажется, сама судьба определила всё, чтобы невидимой рукой вести ещё маленького Адама по творческому пути. Отец подрастающего мастера, живописец Ян Стыка, стал его первым и главным учителем и оказал существенное влияние на будущего художника.

Далее следовали годы учёбы в высшей иезуитской школе – хыровском иезуитском коллегиуме, после чего Адам Стыка продолжил художественное образование в Париже в Академии Изящных искусств (Academiedes Beax-Arts) и прошёл курс обучения в военной школе в Фонтенбло.

 

«Все в этой жизни не случайно», «что ни делается, то к лучшему» — казалось бы, народные шаблоны, старые как мир, но действуют всегда безотказно. Расцвету своего художественного гения Адам Стыка во многом обязан, как бы это странно ни звучало, Первой мировой войне.

Она застала мастера в Париже. Тогда молодой человек оставил в стороне свою тонкую творческую натуру и показал сильный, отважный характер. Адам вступил во французскую армию и за многочисленные победы в сражениях с противником был награждён орденом «За заслуги», получив к тому же французское гражданство.

Шанс к развитию художественного таланта выпал молодому человеку, когда правительство предоставило помощь в осуществлении поездки во французские колонии в Северной Африке. Именно тогда художник заинтересовался ориентализмом как живописным течением, которое «красной нитью» пронзит все его творчество. Адам разработает личный восточный стиль и напишет две серии картин на ближневосточную, в частности, марокканскую тематику. Магическое очарование Марокко, Алжира, Туниса и Египта стало мотивом полотен.

За мастерское изображение атмосферы жаркой Африки, контрастов горячей пустыни и колористики вод Нила, за удивительное чувство цвета и света Адама Стыка называют «Художником Солнца».

Восток – дело тонкое. Этого мастер не боялся и умело использовал восточную утонченность в своих полотнах. Излюбленным сюжетом было изображение счастливых пар.

Улыбка во все 32 зуба светится на смуглых лицах с гордыми арабскими профилями и дарит незабываемое ощущение внутреннего тепла и глубокой симпатии к самобытным и далёким товарищам. Строгие угольно-чёрные глаза мужчин преисполнены жадной страстью и обращены к объектам своего обожания. Все, что может показаться завуалированной похотью, на деле та самая восточная обжигающая любовь, пропитанная самозабвением и верностью святому чувству.

Женщина, как победа - гордость в руках сильного мужчины. Крепкие объятия, в которых находится изящная фигура ‒ наглядное доказательство того, что этот страстный красавец своё никому не отдаст. Она – сама грация, изящество и восточная сказка во плоти. 1000 и 1 ночь рядом с ней станут блаженством, которого всегда слишком мало, и им нельзя насытиться. Блеск золотых звёзд в небе над пустыней не сравнится с её манящей красотой. Тонкий стан и плавность движений привлекают, а горящий из-под тёмных длинных ресниц взгляд пленит и покоряет сердце навсегда.

 

Здесь не найти привычный образ восточной женщины в чёрных закрытых одеждах. Художник, ломая все стереотипы, обнажает смуглое тело и показывает его природную красоту. Платье падает с плеча вовсе не случайно, а будто преднамеренно, невинно оголяя молодую грудь. Девушка вовсе не стыдится своего вида, а с горделивым выражением лица и озорной улыбкой веселится и нежится в объятиях своего принца пустыни. Истинная дочь Востока точно знает, что является хозяйкой собственной судьбы и сердца бедного араба, попавшего в её сети.

Уловить колорит народа не так просто. Ещё сложнее передать это пьянящее чувство при помощи кисти и красок. Однако Адаму Стыка удалось в статичных картинах изобразить бесконечную динамику жизни. Неописуемая любовь к своему делу, вдохновлённость Востоком и жажда к познанию чужой и притягивающей культуры отражаются в каждом полотне гениального мастера.

Адам Стыка не раз выставлялся в самых престижных галереях Франции, официальном Парижском Салоне и Галерее на Елисейских полях. В других странах Европы, Северной и Южной Америке его картины получали множество наград.

И, если Восток – дело тонкое, то в этом ювелирном деле Адам Стыка — искусный мастер.