Русский импрессионизм. Часть 2 | Artifex.ru

Русский импрессионизм.
Часть 2


Русский импрессионизм. Часть 1

«...Они сумели, чудотворцы эти,
Остановить мгновений волшебство,
Поймали солнце в золотые сети,
Но пленником не сделали его»

Л. Розанова

Еще одним открытием среди русских импрессионистов является художник Александр Мурашко. Он родился, учился и вырос в Киеве, его отчим держал иконостасную мастерскую, был столяром и резчиком по дереву. Мальчик плохо занимался в гимназии, поэтому отчим отдал его в ученики работавшему в его мастерской иконописцу. Александр помогал тому в росписи Владимирского Собора, в котором руководил работами В. Васнецов. Он-то и разглядел в пятнадцатилетнем подростке божью искру таланта и позволил ему копировать лики, написанные на стенах Владимирского собора.

 

Саша мечтал учиться в Петербургской академии художеств, но отчим был категорически против, считая что «малевание» иконописных ликов – подходящая профессия для пасынка. Подросток сбежал из дома, кочевал с босяками, рисовал портреты и жанровые сценки на базарах, простудился и заболел. Отчим отказался сначала ему помочь, но Васнецов, Николай Мурашко (родной брат отчима) и Прахов (искусствовед, археолог и критик, пригласивший отчима Саши на работы в Соборе) уговорили того смягчиться, усыновить юношу и дать ему возможность учиться в частной рисовальной школе дяди. В 1894 году Александр Мурашко поступил в Высшее художественное училище, открытое при Академии художеств Санкт-Петербурга, и через два с половиной года как один из лучших учеников стал вольнослушателем учебного заведения, о котором он мечтал.

За написанную на конкурс картину «Похороны Кошевого» Александр получает Золотую медаль и право обучения за границей. Особо важными для него были пребывания в Париже и Мюнхене (1901-1903), где он усваивал уроки импрессионизма.

В 1904 году, уже зрелым мастером, он вернулся в Петербург, стал известен в России и участвовал в выставках в европейских столицах. В 1907 году художник вернулся в Киев: «Тут солнце, тут чудесная природа, тут своя культура». Там он открыл свою студию живописи, где одновременно обучалось до ста человек, преподавал в Киевском художественном училище и мечтал о создании художественной академии. Он жил на Лукьяновке в небольшом частном доме. Не боялся ходить поздно вечером — в городе его знали.

Теплой июньской ночью 1919 года он возвращался с женой из гостей. Его остановили трое, жену заставили уйти. Неподалеку от дома художника убили по-бандитски — выстрелом в затылок. А. А. Мурашко открыл скорбный реестр «случайных» смертей – отстрела цвета украинской интеллигенции.

 
Филипп Малявин, выходец из крестьянской среды, с детства питал страсть к художеству и в 14 лет отправился на далекий Афон, где принял послушничество и работал в иконописной мастерской. Там его произведения увидел в 1891 году возвращавшийся из заграничной поездки и заглянувший в монастырь скульптор В. Беклемишев.

«Стало совершенно ясно, — писал Беклемишев в мемуарах, — что это огромный талант. В этот же вечер решена была участь Малявина»

Весной 1892 года он прибыл в Петербург, а летом его приняли в Академию художеств вольнослушателем и даже назначили небольшую стипендию.

 

Малявин много занимался, обгоняя курс, получал медали и вскоре стал знаменитостью в ученической среде. Позже он стал учеником Ильи Репина. Тот однажды сказал о нем:

«По поводу академических выпусков теперь была у нас бурная баталия из-за Малявина. Этот неукротимый, блестящий талант совсем ослепил наших академиков. Старички потеряли последние крохи зрения, а вместе с этим и последние крохи своего авторитета у молодежи. Старая история. Рутинеры торжествуют свое убожество»

Некоторые искусствоведы называют этого художника представителем модернизма, без уточнения. Многие считают его реалистом-передвижником «с уклоном в модернизм». А некоторые прямо причисляют его к импрессионистам.

Действительно, тематика, сюжеты, «буйность» красок, навязчивый красный цвет, отсылающий нас к иконописи, – все это затрудняет считать его целиком и полностью импрессионистом.

Сам он говорил об особенностях своего письма так:

«Не надо обращать внимание на краски, на тона, на лепку, на рисунок; вы обнимите весь предмет одним глазом и вникните в его характер, в его дух и, когда вы что-то уловите, выносите это на холст, не думая о том, что тона грязны, темны или не те. Дело не в красках, а в правде»

Превращение из безвестного послушника афонского монастыря в самого модного современного живописца произошло стремительно — Малявин одолел этот путь за пять–шесть лет. В 37 лет он, не имея даже общего образования, стал академиком.

Необычайно яркий колорит и размашистая манера письма вызывали интерес и ожесточенные споры в художественной среде. Картины Малявина не только хвалили, но и подвергали критике: писали, что это не стиль, а всего лишь «манера», поверхностная и показная, что в картинах Малявина «всегда чувствовался ученик Репина», и что в них нет подлинной живописности и колористической культуры.

1922 году Малявин с семьей покинул Россию, обосновался в Париже, продолжал писать и выставляться, но в воспоминаниях Шаляпина можно встретить такие строки:

«Малюет он и сейчас неплохо, да только все его сарафаны полиняли, а бабы сделались какими-то тощими, с постными лицами... Видно, его сможет освежить только воздух родных полей, и больше ничто...»

Многие картины, написанные за границей, находятся в частных коллекциях, поэтому мы можем только говорить о них, но не видеть.

В 1940 году немцы арестовывали Малявина в Брюсселе, где он работал над заказным портретом, они подозревали его в шпионаже, но отпустили, так как командиром гестаповского отряда был любитель и знаток искусства. Из Брюсселя в Ниццу, где был его дом, художник шел пешком, изголодался, измучился и вскоре после возвращения скончался.

 
Игорь Грабарь родился в Будапеште в русской семье, почти все члены которой были причастны к славянофильскому политическому движению. Его мать даже чуть не приговорили к смертной казни за «антимадьярскую деятельность». Отец уехал в Россию и жил под вымышленным именем «Храбров». Эта фамилия использовалась Игорем еще некоторое время для подписи ранних работ.

Вскоре мать привезла мальчика в Егорьевск, где поселился и преподавал в гимназии его отец, где юный Грабарь приобрел много друзей, начал серьезно увлекаться рисованием и по репродукциям в «Ниве» познакомился со многими выдающимися картинами русских художников.

«Не помню себя не рисующим, не представляю себя без карандаша, резинки, без акварельных красок и кистей», – писал позже Грабарь.

Поступив в Московский лицей, он все свободное время проводил в Третьяковке на художественных выставках и у знакомых, связанных с искусством. Главным в его жизни были занятия живописью, рисунки с натуры, а во время каникул – пейзажные этюды.

 

Закончив лицей с золотой медалью, он поступил в Петербургский университет на юридический факультет и влюбился в этот город навсегда, считая его самым красивым городом Европы. Он писал юмористические рассказы для журналов, делал иллюстрации для «Нивы», писал обзоры выставок и критические статьи. Но живопись была его главным, вечным интересом. Свежий интенсивный колорит, смелые композиции и бережное отношение к натуре легли в основу его художественной манеры.

 

 

Посмотрите, как художник увидел в обычном лесу волшебную сказку. Создается ощущение, что картина написана не красками, а соткана из тончайшего кружева.

Поступив в 1894 году в Академию художеств и познакомившись по зарубежным изданиям с творчеством французских импрессионистов, а также с некоторыми другими художниками, в том числе и с Коровиным, Грабарь начал понимать, что его литературная и научная работа по «Истории русского искусства» мешают занятиям живописью. Но он не мог отказаться ни от живописи, ни от науки, ни от нового увлечения архитектурой.

Долгие годы он занимался восстановлением последовательности развития русской национальной художественной школы, раскрытием ее малоизвестных периодов, характеристикой творчества крупнейших русских художников. Несколько лет после революции он занимался административной работой, почти совсем отошел от живописи, лишь иногда для поддержания формы рисуя натюрморты.

Он не просто переносил предметы на холст, но и благодаря игре тени и света, передавал всю силу красок. Таким образом, получался не просто натюрморт, а произведение, наполненное совершенно другим звучанием, где видно торжество света.

«Это не только восстановление утраченного, но и некоторый плюс вообще. Главным образом, в смысле силы цвета и упрощенности формы»

«Натюрмортная зарядка» – так называл он этот вид своей художественной деятельности.

К концу 20-х годов многие советские художники, и Грабарь в том числе, стремились к «преодолению импрессионизма и прочих -измов». Пейзаж отодвигался на задворки, в него вносился реалистический жанр, искусство приобретало ангажированные формы, начинала преобладать историко-революционная тематика. Грабарь увлекался портретом, «страсть к портрету, интерес к человеку, долго заслонявшийся увлечением природой», он в полной мере реализовал в работах 30-х годов. Художник создал ряд портретов советских ученых и деятелей культуры, в которых его занимала передача внутреннего сосредоточенного состояния, характерного для интеллектуалов, но эта сторона его творчества уже меньше интересует нас в нашей теме.

Подводя итог, можно сказать: человек искусства, науки, музейного и реставрационного дела, Грабарь в своей очень долгой жизни проявлял чудеса трудолюбия, вкладывая всего себя в то дело, которым в данный момент занимался.

 
Сергей Герасимов родился в Можайске в крестьянской семье, учился в «Строгановке», а потом в Училище живописи, ваяния и зодчества, где его учителем был Коровин. В ранних работах он увлекался кубизмом, затем осваивал принципы «революционно-пропагандистской» живописи, но наиболее органично как импрессионист он выразился в простых по сюжету, лирически-задушевных пейзажах. Окружающая реальность неразрывно соединилась в этих композициях с воспоминаниями о русской провинциальной старине.

 

Сквозь все творчество мастера проходят реальные впечатления послереволюционных потрясений и бед, которые ему удалось также выразить в графических работах по произведениям Некрасова и Горького. Но его высшие достижения – в небольших натурных этюдах русской природы. Они замечательны своей поэтичностью, тонким ощущением жизни, гармонией и свежестью колорита. Мы не будем рассматривать тут (как и в разговоре о Грабаре) картины с развернутым и идеологически выдержанным сюжетом, они и удавались ему реже.

 
Для российских художников идеи импрессионизма и сегодня по-прежнему актуальны. Никакие новые виртуальные технологии не могут отменить способности людей визуально воспринимать окружающую реальность и потребности радоваться жизни, которую так ярко и впечатляюще выражает живопись импрессионистов.

Меню
Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подписаться на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика