Уильям Тёрнер. Тот, кто не мог смотреть на вещи поверхностно | Artifex.ru

Уильям Тёрнер. Тот, кто не мог смотреть
на вещи поверхностно

Этот художник был готов на всё ради своих картин. Однажды он оказался в море в момент шторма и вместо того, чтобы укрыться в каюте, уговорил матросов привязать себя к мачте! Он так рисковал собой, чтобы в полной мере прочувствовать момент и написать потом картину «Снежная буря: пароход покидающий порт».

Этот человек всегда стремился находиться в центре событий. Обостренное осознание скоротечности жизни толкало его на самые безрассудные поступки. Речь идёт о Джозефе Мэллорде Уильяме Тёрнере (Joseph Mallord William Turner), английском художнике XVIII-XIX веков, живопись которого стала отправной точкой для нового, неклассического искусства.

 

Надо честно сказать ‒ юному Уильяму, сыну парикмахера, в жизни очень повезло: осознав, что у мальчика есть талант, отец всячески способствовал его увлечениям. Первые акварельные копии знаменитых топографических видов были развешены в парикмахерской, посетителями которой были и маститые художники. Их стараниями Тёрнер-младший был принят в Королевскую академию. О его настоящей жизни, даже о дате рождения, исследователи знают не так уж много, но даже эти факты стоят под вопросом.

Однозначно известно лишь одно – весь творческий путь художника, начавшийся с удивительной удачи, был не менее удивителен и в дальнейшем: Тёрнер стал самым молодым членом-корреспондентом академии, рисковал жизнью ради новых впечатлений, много путешествовал по Европе и развивался, меняясь от работы к работе.

«Воображение художника господствует над его личностью и является чем-то таинственным и непознанным – как голос, доносящийся из темноты… Кто наделен талантом и одержим жаждой творчества, тот никогда не сможет смотреть на вещи поверхностно», — говорил сам Уильям Тёрнер.

И действительно, воображение вело его дальше простой фиксации действительности.

В акварелях и масляных полотнах Тёрнера есть мотивы, которые можно встретить многократно. Они изображаются по-разному, но неизменно свидетельствуют о характерном для художника образе мысли. Одним из самых важных мотивов становится сопоставление человека и природы. Эта идея отчасти была вдохновлена творчеством Клода Лоррена (Claude Lorrain), с работами которого Тёрнер познакомился в одном из своих путешествий в Европу.

Панорамный вид, увиденный в картинах предшественника, у Тёрнера развивается в ряде работ, воплощаясь в итоге в картине «Снежная буря: переход Ганнибала через Альпы» (Snow storm: Hannibal and his army crossing the alps). Великая армия знаменитого полководца на этом полотне становится бессильна против бушующей природы, абсолютно равнодушной к судьбе человека.

 
William Turner. Снежная буря: переход Ганнибала через Альпы

Его картины хвалили и ругали. Уильям Тёрнер, являясь талантливым живописцем, не мог позволить себе остановиться в своем творческом росте, и критика была к нему безжалостна. Единственным, кто неизменно восхищался его работами, был известный художественный критик Джон Рёскин (John Ruskin):

«В его произведениях помимо света существует и тень. Но что это за тень! Она ярче и выразительнее, чем все солнца с полотен других художников… Его творчество – самое прекрасное представление материального мира. Если вы найдете что-то красивое, знайте: оно уже нашло свое отражение в работах Тернера!»

В его картинах становится все больше необычных для той эпохи сочетаний красок, сам воздух густеет, обволакивая объекты. От реалистичных работ постепенно он приходит к тому, что в наши дни назвали бы абстрактной живописью. Залитое светом и переполненное желтыми и золотыми красками полотно «Утро. После потопа» (The Morning after the Deluge) является одним из самых значимых в творчестве художника.

 
William Turner. Утро. После потопа

 

«Картины Тернера отличаются неуловимой воздушной перспективой, поскольку представляют не столько элементы природы, сколько атмосферное пространство, которое их окружает. Это картины воздуха, земли и воды», — писал о художнике критик Уильям Хазлитт (William Hazlitt).

Пожар в Вестминстерском дворце 1834 года («Пожар здания парламента» (The Burning of the Houses of Parliament)), похороны близкого друга Дэвида Уилки («Покой: Похороны в море» (Peace)) или неумолимое развитие технического прогресса, оставляющего на обочине тех, кто не успел приспособиться (Дождь, пар и скорость (Rain, Steam and Speed ¬ The Great Western Railway)) – ничто не оставляло художника равнодушным.

 

Догадываясь, что он не успеет запечатлеть всё, Тёрнер стремился воплотить как можно больше идей.

Возможно, недостаток информации о самом художнике - не совпадение и не случайность: всю свою жизнь Уильям Тёрнер считал, что его живопись важнее правды о нём самом. Тонко реагировавший на происходящее вокруг, он старался передать не просто точное изображение, но ощущение от вида или события.

 
William Turner. Selfportrait

Как бы сказали современные художники, создавая каждую новую работу, Уильям «пропускал» ее через себя. Получается, если даже мы не всё о нем знаем, он завещал нам самое главное – свою душу, запечатленную в картинах.

Наш канал в Telegram
Меню
Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подпишись на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика