7 июня 1905-го года считается датой, когда четверо студентов-архитекторов из Высшей технической школы решили создать собственное творческое объединение. Эрнст Людвиг Кирхнер, Фриц Блейль (Fritz Bleyl, 1880–1965), Эрих Хеккель и Карл Шмидт-Ротлуф, в высшей степени недовольные однообразностью своего образования и восставшие против «поверхностного» импрессионизма, мечтали создать принципиально новое направление, действительно отображающее суть вещей.

Идеологом выступил Кирхнер, название группы предложил Шмидт-Ротлуф. Итогом этого объединения стало рождение такого многогранного и противоречивого явления, как экспрессионизм, вобравший в себя поначалу массу других течений.

Несмотря на то, что жизненный путь Фрица Блейля казался довольно длинным, самым плодотворным периодом остался тот сравнительно короткий, когда он вместе с тремя соратниками бросил вызов всему остальному миру. Хотя впоследствии художник был известен скорее как один из основателей творческого объединения, это лишь подчеркивало его роль в становлении экспрессионизма: он был одной из четырёх опор грандиозного сооружения, которое, вполне вероятно, иначе не устояло бы. Новые участники появлялись и уходили, порой сводя свою деятельность в группе лишь к материальным взносам, но имена тех, кто стоял у истоков, запечатлены в истории живописи навсегда.

 

Сам Блейль был хоть и новатором, но не бунтарем. Окончив школу в родном Цвиккау, он поступил, как того желали родители, в Высшую техническую школу в Дрездене. Такой расклад хоть и не претил ему, но вызывал чувство смутной неудовлетворенности – путь художника прельщал молодого человека гораздо больше.

То было прекрасное время расцвета творческих сил. По всей Европе распространялись новые веяния, сменяя друг друга, как стеклышки в калейдоскопе, свобода самовыражения была беспрецедентной. Едва успевали отгреметь имена одних талантливых бунтарей, всполошивших все выставки и салоны, как на смену им приходили другие – молодые и дерзкие. В таких условиях сухая наука казалась пустой и выхолощенной, не стоящей внимания.

С Эрнстом Кирхнером Блейль был знаком со времен Саксонской технической школы, где они оба изучали живопись. С Хеккелем и Шмидтом-Ротлуфом, которые на тот момент также были приятелями, их познакомил бывший одноклассник Кирхнера. Именно с этого момента возник союз четырех воодушевленных и полных энтузиазма молодых людей, давший начало «Мосту». Инициатива исходила от Кирхнера и была восторженно встречена остальными, включая Блейля. Название предполагало некую символичность их стремлений к объединению вещей подчас несовместимых. «Мост» позиционировал себя как оппозицию существовавшему искусству, нечто доселе невиданное и не существовавшее. Что, впрочем, не мешало Блейлю и другим использовать в своей живописи приемы дадаистов, некоторые особенности пуантилизма и сюжеты, навеянные Гогеном. Не чужды были им и фовистские мотивы.

Поначалу молодые художники стремились выработать так называемый «групповой стиль», который не позволял бы отличать, кому именно принадлежит произведение. Но со временем индивидуальность, которой, несомненно, обладал каждый, взяла верх, и о сходстве стало напоминать лишь преобладание определенных сюжетов.

Чувственность, возобладавшая над рассудком, красивое в уродливом, примитивная, почти первобытная простота линий, – все это появилось в творчестве Блейля, точно так же, как и у его товарищей по цеху. И все-таки нагие красавицы у него получались совершенно непохожими на бесконечных «обнаженных» того же Кирхнера. Плавные, сплошь состоящие из аппетитных округлостей и изгибов женские тела выглядят как мечта об идеальной форме, воплощенная в самом незамысловатом, пещерном виде. Рай земной, начертанный кусочком угля на сводах родной пещеры. Создавалось впечатление, будто Блейль был единственным, кто точно воссоздавал идеи, лежавшие в основе их замысла: он максимально просто воспроизводил реальность, не перегружая ее ни смыслом, ни возвышенной композицией, ни особыми художественными приемами.

Это касалось и чистоты цветов. Большинство картин были исполнены в черно-белой гамме, лишенной каких-либо переходов и светотени, или же набросаны грубыми штрихами поверх охряного фона. Здесь присутствовали не только «сытые» краски, столь полюбившиеся экспрессионистам, но и избыточные, полные формы, законченные в своей обманчивой небрежности.

Нарочито наивные работы Блейля отличались от произведений других отсутствием надрывности и напряжения, тревожной цветовой гаммы, острых сюжетов. Возможно именно он, пробывший участником «Моста» так недолго, привнес в становление экспрессионизма нотку незамутненного искусства ради искусства, отделенного от амбиций и переживаний, вызванных духом времени.

Период расцвета сменился десятилетиями разочарований и запретов. Случайно ли, в силу ли природной осторожности, но Фриц Блейль оказался в стороне от событий, повлиявших на остальных членов группы «Мост». В 1907-м году, дабы улучшить свое финансовое положение, он вынужден был отказаться от стези вольного художника и заботиться о семье. Фактически наиболее плодотворный период для него как художника завершился еще до того, как в 1911-м году прозвучал сам термин «экспрессионизм».

Настоящего полного и всеобщего признания Блейль, как и остальные экспрессионисты, так и не получил. Смутное время, бросавшее все новые вызовы обществу, пограничное состояние Европы в период между двумя самыми кровавыми войнами в истории человечества и неопределенность не способствовали такому восприятию искусства, каким оно было раньше. Публика не всегда понимала экспрессионистские мотивы и методы. А после к власти пришел Гитлер, который, к несчастью, тоже имел отношение к живописи.

На всем творчестве экспрессионистов было поставлено страшное клеймо «дегенеративного искусства». Естественно, относилось это и к Блейлю. Но вновь не то везение, не то осторожность позволили ему пережить период гонений без больших потерь.

В 1910-м году ему пришлось вновь вспомнить о профессии архитектора (родители оказались весьма дальновидными), чтобы найти работу у Корнелиуса Гурмитта в Дрездене. В 1919-м году ему предложили должность государственного советника просвещения, в 1940-м - государственного советника архитектуры при Государственной архитектурной школе Берлина.

Сколь дерзкими бы не были мечтания юности, в послевоенный период Блейль оставил все амбиции и вел жизнь в высшей степени мирную. Он преподавал в Восточной и Западной Германии, а в 1958-м году переехал в швейцарский город Лугано, где и провел остаток жизни.

Порой удивительно, как мало времени отведено человеку, чтобы исполнить свое предназначение. Для Фрица Блейля это были всего два года, когда он был частью группы «Мост». И пусть его фигура порой оказывается в тени, но кто знает, какую роль на самом деле сыграл этот художник в истории появления столь яркого и самобытного движения, осветившего на миг сумерки, опустившиеся на Европу.