Trootootoo. Integral UV artist | Artifex.ru

Trootootoo. Integral
UV artist

«Искусство – это ложь, которая заставляет нас осознавать правду», ─ сказал Пабло Пикассо. И действительно, художники, например, посредством своих работ заставляют нас над чем-то задумываться, что-то понимать, открывать какие-то двери в запутанных коридорах души. Пабло Пикассо имел в виду традиционную живопись. Но есть направления в искусстве, которые способны переворачивать сознание и находить новые грани в алмазах повседневности. Виженари арт, флуоресцентная живопись, фракталы, философия ‒ когда все эти части складываются воедино, понимаешь: искусство способно задеть за самое живое.

Сегодня мы познакомим вас с волшебником, который складывает свои картины из таких вот кусочков мозаики. Его зовут Андрей Гончаренко (творческий псевдоним Trootootoo), он считается одним из лучших представителей этого направления. Его творчество сложно загнать в какие-то рамки, оно находится на стыке художества, визионерства и интегральной философии. Можно сказать, что Трутуту ‒ Integral UV Art.

 

Андрей согласился дать уникальное интервью нашему альманаху. В процессе общения выяснилось, что он не только талантливый мастер, но и очень открытый, интересный и обаятельный человек. Он умеет дарить радость и положительные эмоции не только через картины, но даже через обычные слова.

О флуоресцентной живописи, правде для двоих и многих других философских вопросах с артистом поговорила Алина Кроткая.

Artifex: Почему ты выбрал себе такой неординарный ник?

Когда я думал над ником, в какой-то момент пришло слово «Трутуту». Но оно пришло и забылось. А потом мои друзья стали говорить: «Хорошая фраза, такая детская!». И как-то неожиданно всё выкристаллизовалось. То есть это не что-то такое надуманное, оно вышло само по себе, и я подумал: «Да, пусть будет. Все отлично, мне нравится!».

А потом я понял, что кроме простого «Трутуту» там очень много зашифрованных моментов: каббала, правда для двоих, цифровые формы закономерности шестигранника... Кроме того, что эта тема смешная и детская, она несет в себе более серьезный аспект, который сразу не виден и на первый взгляд может показаться банальщиной или детским садом. Каждый будет воспринимать это так, как хочет. Кто-то, копаясь, сможет найти гораздо больше. Жизнь постоянно привносит какие-то моменты, и название дополняется. И это ведь очень важно: история для названия аккумулирует некую плотность событий, и по энергетике оно чувствуется совсем по-другому.

Artifex: Когда я смотрела твой сайт, то увидела логотип, на котором изображено какое-то существо. Почему именно такой логотип, и что именно на нем изображено?

Все достаточно просто. Там изображены два робота (мальчик и девочка), и каждый нажимает на то, что хочет. И это тоже непосредственно связано с «Трутуту», потому что «Трутуту» ‒ это «правда для двоих» (true to two). Поэтому тут важен диалог между людьми, который мне интересно выражать в творчестве. Там очень много дуальных вещей, каких-то двойных форм. Наша природа ‒ это тоже двойная форма: мужчина и женщина.

Artifex: Как называется стиль, в котором ты работаешь? Это Виженари арт?

Сложно сказать, что конкретно это такое. Каждая работа выражает определенные подходы, определенный опыт. Я хотел, чтобы все было гибко, поэтому можно звать это Fluorescent Visionary art. Потому что виженари арт немножко отделяют от флуоресценции, которую многие художники не воспринимают серьезно.

Artifex: Почему флуоресцентную живопись не воспринимают серьёзно?

Новое всегда пробивается очень сложно. Поэтому флуоресцентное искусство в галереях ‒ это пока нонсенс. Галеристы его не видят, не чувствуют, не знают, как его продать, представить; они не знают, как люди на него отреагируют. Много факторов влияет на то, что флуоресцентное искусство не развивается, тем более на нашем постсоветском пространстве. Это связано, в первую очередь, с тем, что большинство ассоциирует этот вид искусства с наркотиками. Хочется развеять этот стереотип.

Artifex: Скажи, пожалуйста, на твой взгляд, у флюра есть какое-то серьёзное будущее? Станут ли люди воспринимать его именно как профессиональное искусство, а не просто как декорации для транс вечеринок?

Для меня рисование флуоресцентными красками всегда было искусством, я не рассматривал свои работы только как декор для вечеринок. В планах, конечно же, и другой формат представления такого вида искусства: выставки, инсталляции, дизайн одежды, мастер-классы. Конечно, среди поклонников моего творчества большинство ‒ это представители транс культуры, которая для меня ценна, но мне интересно делиться искусством и с другими людьми.

Artifex: Ты сказал, что рисуешь на полотнах, прокрашенных чёрным грунтом. А чем тебе не нравятся белые полотна?

Для меня это смотрится ядовито. На черных полотнах мне нравится отсутствие броскости, пышащей яркости и некого китча. С помощью флуоресцентных красок важно подчеркнуть атмосферу, а не удивить или испугать. Человек просто должен погрузиться в атмосферу художника.

Artifex: А насколько важна для тебя музыка вот в таких выставках?

Лучше, конечно, с музыкальным сопровождением. Музыка должна быть, прежде всего, атмосферной. Это может быть chillout с небыстрым битом, это может быть музыка любых направлений ‒ главное, чтобы она углубляла в работу.

Artifex: А рисуешь ты под музыку или в тишине?

По-разному: под музыку, под какие-то аудиокниги, фильмы, сериалы. Под классику хорошо рисуется, под chillout, эзотерическую музыку, индийские народные вещи. Лучше всего рисуется под духовную музыку, она растворяет какие-то блоки и дает возможность больше проявляться и не морочиться.

Artifex: А кроме музыки тебе нужен какой-то настрой, или достаточно просто включить музыку, погрузиться в нее и начать рисовать?

Должно быть что-то, что ты хочешь выразить. Нужно, чтобы тебя что-то тронуло ‒ какая-то философская концепция, новое мировоззрение, ощущения, немножко другое пространство, окружение, эмоции. Ты все аккумулируешь в какую-то определенную сюжетную линию, которая тебя радует, и тебе хочется это преподнести с какой-то закрытостью, секретностью, которую ты понимаешь. Этот секрет может работать по-разному, каждый может видеть в сюжете какие-то свои интересные философские воззрения. И это тоже радует, потому что это не просто банальность. Один кусочек, другой кусочек ‒ и все только об одном.

Уже после работы я иногда нахожу какие-то другие сюжетные линии, другое ощущение. Хорошо, когда в процессе работы разворачивается какая-то история, и она может быть очень разнообразной: сказочной, философской, математической, любовной.

 

Artifex: Как все эти сюжеты и образы появляются в твоей голове? Они настолько необычные и интересные…

Это как будто пишешь стихотворение. Иногда думаешь: «Боже мой, это я написал? Откуда эти строчки вылезли?». Иногда понимаешь, что объекты, которые у тебя в работе, какие-то пустые, и тебе хочется их закрашивать, фактурить. Это фрактал: ты начинаешь с крупных форм, потом углубляешься в детальные вещи, и каждая деталь олицетворяет концепцию более крупной формы. История уплотняется, уплотняется твоя мысль ‒ и это восторг! Это как работа красками ‒ не просто сделал мазок и закончено. Ты сделал мазок, потом в этом месте еще раз мазок, бывает, что очень много мазков ты делаешь в одном месте… Потому что флуоресцентная краска на черной ткани дает возможность немножко по-другому проецировать краски и поднимать их из темноты. Такую технику я увидел в древних иконах.

Artifex: В иконах? Какое отношение иконы имеют к флуоресцентной живописи?

Иконы изначально рисовались на черном. Грунтовалось черным дерево, ткань, а потом вытягивался цвет. Это интересно, потому что на белом ты сразу можешь увидеть чистый цвет в одном движении кисти. На черном же первый мазок сразу пропадает.

Или же у тебя просто густая черная флюрная краска, которую ты накладываешь, и тогда появляется четкий флуоресцентный китчевый клочок. Мне такое не нравится, поэтому очень интересно создавать плотность восприятия и, конечно же, все это запаковывать в сюжетные линии.

Artifex: А за это ты любишь флюр?

За то, что можно с черного поднимать объем и радоваться, когда ты усердно работаешь кистью и чувствуешь форму, линию, и каждая линия ‒ это тоже твоя радость. И этот позитив врывается в картину. Понятное дело, что не все так прекрасно. Бывают какие-то стрессы, нюансы ‒ жизнь есть жизнь. Но, во всяком случае, все эти негативные вещи быстро растворяются, а все хорошее аккумулируется.

Artifex: Можешь рассказать в каких крупных фестивалях и выставках в этом году ты участвовал?

В мае у меня был тур по Европе: шесть мероприятий, частные вечеринки, фестивали. Понравилась атмосфера, публика, интересные контакты. В последнее время я чувствую потребность в смене формы представления творчества, есть желание проводить больше выставок, а не формат вечеринок.

Artifex: Расскажи, пожалуйста, про свои инсталляции. Хотелось бы подробнее узнать о них. Сколько времени занимает создание? Как они появляются? В чем сложность?

В последние пять лет я не работаю с инсталляциями, работаю только с полотнами. А так, создавал когда-то интересные вещи, которые тоже неожиданно для меня придумывались. Например, фрактальные спирали, которые я сделал в 2003 году в Москве. Мне очень понравилась эта форма, которую я никогда не видел, и у меня получилось ее сделать. Для меня это было ноу-хау.

Сейчас я ушел в более конкретное рисование флуоресцентных полотен на подрамниках, иногда просто на плотных тканях. Создаю цифровые картины из своих работ. Я иногда фотографирую под ультрафиолетом элементы handmade-одежды, которую расписываю. Они не флуоресцентные, но они имеют органический, насыщенный цвет.

Artifex: А есть ли сейчас что-то, чему ты очень хочешь научиться, или что-то попробовать в творческом плане?

Мне, например, хочется заняться 3D-моделированием, чтобы потом создавать 3D-модели через 3D-принтеры, но это технический момент. Можно все что угодно делать, просто надо знать, зачем ты это делаешь, и что ты хочешь показать людям с помощью этой техники. Но так как ничего революционного еще не появилось, в моей голове не создалось какое-то напряжение. Пока я этот момент оставляю, занимаюсь своим делом...

И, конечно, мне нравится расписывать одежду, это остается также сферой моего творчества.

Artifex: На каких вещах тебе нравится рисовать больше?

Приятно рисовать на качественной оригинальной одежде. К сожалению, такое бывает не часто. В планах ‒ сотрудничество с дизайнерами.

Artifex: Чем ты занимаешься в свободное от творчества время?

Я люблю готовить. Люблю проводить какое-то время на кухне, делать интересные новые блюда. Я часто готовлю для своей девушки, потому что больше времени нахожусь дома, соответственно, у меня есть все возможности заниматься кухней.

Также музыка, интересное кино, иногда выезжаю за границу.

Artifex: И у меня остался последний традиционный вопрос, который мы задаем всем артистам. Что сможет поднять тебе настроение, если вдруг станет грустно или плохо?

Близкие и любимые люди. Когда ты видишь их сияющие глаза, это всегда поднимает настроение, в любой момент. Тебе тоже надо проявлять открытость, когда видишь близкого человека, который к тебе добр. Важно взаимодействие с любимым человеком, когда тебе плохо.

Artifex: Энди, спасибо огромное за такой интересный разговор!

Наш канал в Telegram
Меню
Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подпишись на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика