Неожиданные бумажные формы Тимоти Хансу Ли | Artifex.ru

Неожиданные бумажные формы
Тимоти Хансу Ли

Где лежит грань между искусством и сумасшествием? Между прекрасным и ужасающим? Гениальностью и болезнью? После многих лет детства, отравленных паническими атаками и целым букетом нервных расстройств, в том числе обсессивно-компульсивным, молодой корейско-американский художник Тимоти Хансу Ли (Timothy Hyunsoo Lee) отказался от приема любых медикаментов. Он нашел более действенный способ определения своего места в мире — начал выражать переживания с помощью бумаги и акварели.

Превратив проявления своего психического расстройства в рабочий процесс, Тимоти создает волнительные, пугающие, но завораживающие своей эмоциональной наготой акварельные рисунки и бумажные скульптуры.

 

«Я смог перевоплотить свои переживания в процесс созидания вместо того, чтобы дать им разрушить меня по частям», — говорит Тимоти, сосредоточенно склонившись над гигантским белоснежным полотном.

Его руки перепачканы краской, а брови сурово сдвинуты к переносице. Кисть, щедро опущенная в багряную краску, кропотливо выводит одну за другой клеточки разной формы, размера, оттенка и яркости. Эти клетки — все равно, что пиксели в электронной графике — по одному практически неинформативны, но, охваченные взглядом все вместе, начинают жить своей жизнью.

Сам выбор этого элемента — клетки — не случаен: вплотную посвятить свое время искусству Тимоти решил после получения ученой степени в области неврологии и клеточной биологии. Он признается, что все приобретенные в университете знания повлияли на его работы, но по-настоящему понять и выразить себя ему помогает именно акварель.

«Я обожаю акварель, потому что она ничего не прощает. Она улавливает все: каждое сомнение в твоих пальцах, каждый страх. Другие виды краски позволяют исправить ошибку, закрасить ее, но акварель запоминает все»

Сначала Тимоти заполняет ромбовидные клетки одним цветом (в большинстве работ — темно-бордовым), потом добавляет капли оранжевого, желтого, синего, зеленого. Из-за этого полотно часто начинает напоминать переливающуюся рыбью чешую или пятно только что разлитого бензина на асфальте. Каждая работа — это импульс, красочное отражение происходящего в голове художника в настоящий момент, поэтому у него никогда нет предварительного видения того, что получится в конце. В процессе создания картина непрерывно меняется, прогрессирует, бледными перьями разрастаясь к краям или же набирая цветовую интенсивность в центре.

 

Часто законченное произведение может напоминать азиатские холмистые пейзажи, да так сильно, что, скользя взглядом по их подъемам и спускам, можно услышать, как где-то глубоко в подсознании заиграла флейта. Насыщенные цветом края хребтов мягко рассыпаются в бело-голубые лепестки или же становятся угрожающе темными там, где того потребует неспокойное сознание художника. Сам он называет свою технику «mind-mapping» (можно перевести как «картография разума»). Тимоти может сутки без отдыха провести за работой, позволяя пальцам, будто кардиографу, переносить психоэмоциональное состояние на бумагу.

Иногда не наличие клеток, а именно их отсутствие является предметом внимания. Сложно представить, сколько времени Тимоти проводит, вырезая их по одной, пока рабочее полотно не станет в буквальном смысле слова сеткой. На «уцелевших» частях нередко появляются человеческие лица. Затем бумага складывается и мнется затейливым образом, и мы видим иногда шокирующие, буквально саднящие своими обнаженными ранами, инсталляции, в которых синюшно-бледное лицо с мокрыми красными глазами окружено мятой и разорванной бумажной материей. Она одновременно напоминает и причудливо связанную салфетку на обеденном столе, и рваное воронье крыло.

Еще одна инсталляция представляет собой десятки пар глаз, с вызывающей мандраж точностью, изображенных на смятых листах бумаги и разбросанных по комнате. Зритель входит внутрь и тут же чувствует, как на него устремляются взгляды: испуганные, осуждающие, мудрые и совсем детские, наивные, пронзительные. Искусно нарисованные зрачки сверкают отовсюду − с пола, стен и потолка.

Ошарашенный человек, оглядываясь по сторонам, может даже не заметить, как наступил на один или даже сразу несколько рисунков. Он тут же отшатывается и извиняется, но Тимоти только улыбается в ответ: «Это именно то, чего я хотел».

 
Художник Тимоти Ли (Timothy Hyunsoo Lee)

Несколько психоделические, с солено-металлическим кровавым привкусом, работы Тимоти Ли рассказывают очень личную историю его душевных патологий. Кажется, пальцы должны быть раскалены докрасна от столь кропотливой работы, которую проделывают. Но, как говорит сам мастер, смущенно улыбаясь и беспокойно ерзая на стуле:

«Как феникс, ты должен сгореть, чтобы переродиться. Вы знаете, я как будто сгораю каждый раз, когда рисую»

Меню
Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подпишись на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика