Гуру Хастлеров: литературный революционер | Artifex.ru

Гуру Хастлеров: литературный
революционер

Провокационный, яркий, смелый – это самая малая часть эпитетов, которыми можно описать Гуру Хастлерова.

Он был обычным пионером, которого воспитала советская власть. Но уже тогда Гуру отличался от своих сверстников, хотел освободить индейцев и замышлял устроить революцию в Америке. Но точно не мог представить, что когда-то будет писать книги. К 10 годам он закончил читать все школьные учебники по истории, а, повзрослев, стал путешествовать, чтобы увидеть вживую те места, которые видел на картинках.

 

Сегодня на счету Гуру Хастлерова 71 страна мира, во многих из которых живут его друзья и знакомые. Он предпочитает знакомиться с новой культурой глазами тех, кто давно в ней «плавает», а не смотреть на происходящее из окна туристического автобуса, переполненного людьми.

Но эти толпы с удовольствием готовы встречать творчество Гуру Хастлерова и с нетерпением ждут каждую его книгу. Не так давно на фестивале Uniporn писатель презентовал повесть «Музыка», рассказывающую о парне, чья жизнь сопоставлена с разными мелодиями и закручивается в одну интересную сумасшедшую историю.

Гуру считает, что литература не должна быть скучной и вспоминает о том, как однажды написание книги было для него только интересным экспериментом. О его результатах, увлечениях и будущих планах писатель в уютной обстановке рассказал Кюбре Икинджи.

 
Artifex: Самый первый вопрос: как появился псевдоним Гуру Хастлеров и что он означает?

По определению, «хастлер» — это человек, который добивается своих целей любыми путями, даже нарушая законы. У главного героя в романе «Иммигрант» нет имени, я сделал это для большего погружения читателя в реальность и мысли персонажа. Мне нужен был псевдоним. Почему я выбрал псевдоним Гуру Хастлеров, вы поймете во второй книге «Английская мечта». Мне есть что рассказать, ведь иногда жизнь пишет лучшие сценарии.

Artifex: Будем ждать ее выхода, а пока расскажите, как начали писать книги?

Эта идея появилась довольно странно. В Лондоне у меня есть друг-англичанин по имени Найджел. Он владелец самого большого магазина на Камдене и занимается дистрибьюцией эзотерической, авангардной литературы и психоделического транса. Однажды Найджел пригласил меня на встречу с актером, режиссером и сценаристом Питером Фонда в свой магазин. Не было никакой рекламы и на встрече присутствовало всего человек двадцать. Кто-то спросил актера о том, как родился сценарий для фильма «Беспечный ездок» (Easy Rider). Питер рассказал, что, будучи битником, в 1961 году, вместе с друзьями на мотоциклах развозил партии амфетаминов. Это и легло в основу сценария к фильму. Я внимательно посмотрел на этого высокого седого мужчину в белом костюме. Он был умен, богат, известен, рядом с ним стояла молодая и красивая женщина, а его фильм заработал 200 миллионов долларов в прокате. Я подумал, что было бы интересно попробовать себя в новом виде творчества – написании литературы и сценариев для кино. Дэвид Боуи как-то дал совет: если вы знакомитесь с человеком, и у него есть сильные стороны, которых нет у вас, учитесь. Сделайте их вашими сильными сторонами. Так получилось, что встреча с Питером Фонда в далеком 2002 году дала мне первый толчок для того, чтобы я стал писателем.

Artifex: И как проходила работа над дебютным романом? Ведь я знаю, что вы тогда впервые сели не только за написание книги, но и в принципе за компьютер.

Я приступил к работе, откладывал ее, думал, потом снова брался за дело. Писал, когда чувствовал тягу творить. Первый роман был написан латинскими буквами, потому что у меня тогда не было русской клавиатуры. Конечно, читать это больше двух глав невозможно. Но я не хотел приводить текст в нормальное состояние сам и разослал роман своим подружкам, попросив их о помощи. Мои бывшие любовницы перепечатали книгу русскими буквами, а я потом сел учиться писать по-русски (смеется) и редактировать роман.

Artifex: То есть свои тексты вы редактируете сами?

Сам. У меня нет «литературных негров», я не Дарья Донцова. Иногда бывает так, что откладываешь готовый текст, а потом открываешь его спустя время и понимаешь, где нужно что-то исправить. В этом отношении я перфекционист, поэтому не публикую свои произведения, пока они не приобретают законченный вид.

 

 

Artifex: Вы позиционируете себя как контркультурного писателя. Что это значит?

Контркультурный писатель – тот, который пишет на острие культуры. Я не из числа тех «белых и пушистых» сочинителей, которые следят за чистотой речи. В своих книгах я пишу о сексе, использую мат и рассказываю порой об очень странных событиях и людях, которые меня окружают в реальной жизни.

Artifex: А цензуры не боитесь?

Если бы я боялся цензуры, то не писал бы свои книги. Я стараюсь использовать ненормативную лексику только там, где она будет уместна, и делаю это чаще всего в диалогах, потому что, это именно та русская речь, которую я слышу каждый день. Не думаю, что мат – это нечто плохое или запрещенное. Бороться с ним – то же самое, что воевать с ветряными мельницами. Войну с нецензурными словами никогда не выиграть. Да и кто эти люди, которые придумали цензуру?

Artifex: Сюжеты ваших книг очень интересны. Мы читаем то о веселых приключениях и ледибоях в Таиланде, то о галлюциногенных грибах. Откуда берете идеи для каждого нового произведения?

Из окружающей меня жизни. Однажды я смотрел интервью одного английского рэпера, которого спросили о том, почему он пишет только о наркотиках, драках и оружии. На что он ответил: «Посадите меня на яхту, отвезите к Лазурному берегу, и я буду писать об этом. Я человек своего окружения». Так и я пишу о своей реальности. Возможно, о грязной реальности, как у Буковски или Генри Миллера. Но это мир и люди, которых я вижу рядом. Они настоящие, со своими желаниями, недостатками и страстями. Если увижу духовную красоту и любовь, то напишу и об этом.

Artifex: Есть ли то, о чем писать совсем не хочется?

Мне сейчас не хочется касаться политики и личной жизни многих известных людей. Может, напишу о них, когда они и я будем совсем старенькими, но не сейчас (смеется). По этой причине пока не заканчиваю вторую книгу «Английская мечта». Некоторые ее персонажи – серьезные люди, интернациональные нарушители закона, дела которых я могу затронуть этим произведением.

Artifex: А вот книга «Нарко История Человечества» касается, наверное, каждого, потому что показывает древние времена с той стороны, с которой их еще никто так массово не показывал. Расскажите подробнее об этом произведении.

«Наркотическая история человечества» – исторически-публицистическое исследование, основанное на реальных фактах. Чтобы создать книгу, я долго собирал материалы, читал книги профессоров истории из Гарварда, Кембриджа и Беркли в оригинале, путешествовал по миру. Мне удалось найти множество свидетельств того, что многие исторические факты просто скрывают от общества. Долгое время прятали фрески с изображением сексуальных сцен, которые были найдены на месте раскопок Помпеи. То же касается и вопроса употребления наркотических средств древними цивилизациями. Древний мир не был таким примитивным и рафинированным, как нам пытаются преподать в учебниках истории. О Древнем Риме говорят, что это было общество куртизанок и пьяниц. Но никто не пишет о том, что уже тогда в вино добавляли различные наркотики. В Риме существовал целый район, где продавались травы с «особым» эффектом. Подобным постоянно баловались греки, у которых опьянение означало безумное неконтролируемое сумасшествие. Попробуйте такого состояния добиться, выпив вина. В Древней Греции существовали элевсинские мистерии, где люди проходили процесс очищения, а потом сутки шли в город Элевсин, в котором путники пробовали напиток кикеон, точный состав которого сейчас никто не знает, но известно, что он менял человеческое сознание. Судя по всему жрецам-хранителям как-то удалось создать вещество близкое по действию на ЛСД. Многие серьезные историки и археологи, говорят о том, что люди поверили в существование высших сил под влиянием галлюциногенных веществ. Так были созданы религии. Психоделики и марихуана могли дать толчок развитию нашего человечества. Об этом аспекте истории человечества умалчивают, хотя он интересен с исторической точки зрения.

Artifex: Идея написать произведение об этой стороне истории была вызвана научным интересом?

Во многом да. Я подумал, что было бы неплохо сложить все известные факты в одну большую историю. Тогда знал, что уже есть несколько подобных книг, но они не такие полные по содержанию, как это могу сделать я. Тем более, кроме научных фактов, я рассказываю разные литературные истории, которые были написаны тысячи лет назад.

Artifex: Приходилось ли сталкиваться с непониманием со стороны читателей?

Я адекватно отношусь к критике, если она исходит от умных и интеллигентных людей, которые мне пытаются что-то донести. Если это какой-то придурок, могу и в бубен зарядить (смеется). Я писатель нового поколения, могу критиков раскрутить на х** как пропеллер. Сейчас развелось много интернет-критиков, которые пишут липкими пальчиками комментарии про фильмы и книги, безвылазно сидя в своем родном Задрищенске. Хочется задать этим умникам вопрос «Ребята, а что создали вы? Ничего? Тогда идите на х**».

 

 

Artifex: Какую философию вы пытаетесь донести в своем творчестве?

Я пытаюсь передать людям кусочек своего жизненного опыта и описать людей, которые живут в нашу историческую эпоху. Может быть, через 200-300 лет какой-нибудь парень или девушка пойдет в библиотеку и захочет прочесть то, что писали раньше. И на полках найдет произведения Гуру Хастлерова. Моя первая книга уже есть во всех крупных библиотеках Москвы и Петербурга.

Меню
Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подпишись на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика