Современный композитор Илья Бешевли | Artifex.ru

Современный композитор
Илья Бешевли

Мы не побоимся громких слов, так как здесь они уместны на 100%: музыка этого композитора способна вытаскивать людей из тёмных подземелий их разума, она способна надламывать чёрствую корку или броню, созданную за время страданий, она способна дарить искреннюю радость — до самых слёз. Эта музыка может служить бинтом, обогревателем, раствором эндорфинов — в зависимости от вашего настроения и состояния.

В этих композициях нет слов, но они здесь и не нужны: под аккомпанемент пронзительных клавиш внутри каждого слушателя начинается собственный монолог. В современном мире, где так много говорят, так мало слушают самих себя и постоянно спешат, музыка Ильи Бешевли необходима настолько же, насколько сердце — артериям и венам.




 
После прослушивания этих невыносимо прекрасных мелодий редакции творческого альманаха очень захотелось узнать, что за человек способен писать такую музыку. С молодым композитором Ильёй Бешевли встретилась корреспондент Artifex Александра Манойлович.

В начале разговора Илья сразу уточняет: «Моя фамилия произносится Бешевли́, ударение на последний слог».

 
Artifex: Расскажите, пожалуйста, как началась ваша «музыкальная история»?

Сочинять музыку я начал в 2011 году.

В свое время я окончил музыкальную школу, так как не окончить её не мог: я происхожу из музыкальной семьи. После окончания я забыл «музыкалку» как страшный сон.

Интерес к музыке у меня снова возник, когда я уже учился на инженера-механика. Сначала я осваивал гитару, но потом мне это стало не интересно.

В это же время я часто подменял на работе свою бабушку. Она работает в детском саду сторожем. Это была довольно скучная работа, но зато там были пианино и аккордеон, на которых я пытался играть. Свою первую пьесу - «Вальс» - я придумал именно на аккордеоне. Тогда я много слушал произведений Яна Тирсена и Людовико Эйнауди. Их музыка вдохновляла меня, и я пытался создать в этом стиле что-то свое. Потом я выложил записи в интернет, людям понравилось, и я понял, что в этом что-то есть.

Кроме того, пьеса «Ночной лес», которая стала потом очень популярной, была одной из первых, а сочинил я ее в том же детском саду.

 

Artifex: Как вы пришли к решению продолжать музыкальное образование? Почему ваш выбор пал именно на РАМ им. Гнесиных?

Это получилось как-то само собой. Когда я первый раз приехал выступать в Москву, то через социальную сеть нашел ребят (целый струнный квартет!), которые учились в Гнесинке. Я поинтересовался, есть ли у них там композиция, они сказали, что есть и дали мне контакты ребят нужной специальности. Я подумал: «А почему бы нет?»

Artifex: Вы сказали, что ваши любимые композиторы – Эйнауди и Тьерсен. А есть ли какие-то их композиции, которые нравятся вам больше всего?

У Янна Тьерсена мне нравится период творчества примерно с 1995 по 2005 год, когда он писал музыку к фильмам «Гудбай, Ленин» и «Амели», которую все знают. Для меня это действительно шедевры, они сделаны профессионально: стильно, вкусно, талантливо.

Что касается Людовико Эйнауди, в моем плейлисте сейчас осталось около семи композиций, которые оставили самый сильный отклик в моей душе. Это The Earth, samba, una matina, a fuoco, ora, Monday, Fuori Dal Mondo.

Artifex: А кроме музыки, что еще вас вдохновляет? Живопись, кино, литература?

Наверное, в первую очередь кино. Книги, конечно, тоже вдохновляют, но по разным причинам я сейчас мало читаю.

Artifex: Какое кино вам нравится?

В последнее время я стал смотреть много классики - Феллини, Антониони. Из современных режиссеров мне нравится Паоло Соррентино, для меня он - ныне живущий гений. После него - Вуди Аллен. С работами Аллена у меня связана своя история: какое-то время назад я работал над композицией, которую писал для одной короткометражки. Эту тему я пытался развивать семь или восемь месяцев. Но когда я посмотрел фильм «Манхэттен» Вуди Аллена – дело сдвинулось с мертвой точки, и я смог ее закончить.

Artifex: Ваши произведения невероятны по силе эмоций, заключенных в них. Что именно вы пытаетесь выразить через свои композиции?

Бывают моменты, когда у меня есть какой-то образ или чувство, с которым я подхожу к инструменту. Но, как правило, все происходит спонтанно. Пальцы сами играют новую тему, главное ее не потерять.

Я хочу привнести в этот мир что-то хорошее. Может быть, кому-то будет приятно слушать мою музыку. А когда кто-то улавливает частичку творческого процесса, момента, в который все происходило, я радуюсь. Радуюсь – это даже слабо сказано.

 

 
Artifex: Каким образом начинает появляться ваша музыка? Что становится началом – мелодия или настроение?

По-разному: иногда сначала появляется настроение без мелодии, а бывает и наоборот. Ты цепляешься за мелодию и начинаешь развивать её, подключаешь голову.

Если говорить о композиции «Ночной лес», то когда она писалась, я где-то «летел». Я только вспоминал основы музыки, и ум мне ничем не смог бы помочь. Получается, над музыкой работала только душа.

Artifex: А если говорить о технических моментах вашей деятельности как пианиста, то как вы поддерживаете нужный уровень игры?

Обычно я много играю перед концертом, а еще больше – перед записью. Все потому, что именно запись и микрофон не прощают ошибок. На концерте еще можно что-то исправить.

Artifex: Как вы считаете, насколько способность к импровизации помогает композитору творить?

Для меня процессы импровизации и сочинения очень интимные. Я не могу импровизировать на сцене. Во время выступлений я играю только то, что уже сочинил и пережил. Я знаю, что некоторые композиторы находят свою музыку в процессе импровизации. У меня тоже так бывает, но не очень часто. Композиция - это в любом случае работа ума и вкуса.

Artifex: Что вы ощущаете, когда садитесь за инструмент?

Самое яркое ощущение – это радость. Иногда перед концертом, когда я повторяю программу, то представляю себе, что играю для аудитории. Порой при этом я даже волнуюсь.

Для меня существует не только музыка, но и образ, который я порой могу видеть очень ярко. Например, когда играю «Ночной лес», то вижу образ леса и как бегу по этому лесу.

Artifex: Кроме фортепиано, вы осваивали гитару и аккордеон. Есть ли у вас желание попробовать использовать эти музыкальные инструменты в своем творчестве?

Нет, такого желания у меня почему-то нет. Сложно сказать, в чем дело. Когда я жил в Красноярске, я уже был готов писать пьесу для аккордеона со струнными. Но в Москве у меня много материальных и нематериальных трудностей, и сейчас я не могу этим заниматься. Но, возможно, я еще к этому вернусь. Кроме того, может быть, буду пробовать писать в другом стиле, например, академическом.

Artifex: Вы сказали, у вас был опыт сочинения музыки для кино. Как вы его оцениваете?

Та лента, над которой я работал, была достаточно интересной. Мы с режиссером быстро нашли общий язык и неплохо сработались. Я не знаю итогового названия фильма, пока он крутится на фестивалях. Для этого проекта я даже делал музыку в стиле блюз и музыкально озвучивал весь фильм. Это было очень интересно. Может быть, в будущем у меня еще будут подобные проекты.

Artifex: Какие цели или задачи вы для себя поставили в музыкальной сфере? Возможно, у вас есть какие-то планы?

В сентябре у меня будет сибирский тур. У меня уже неоднократно были туры по городам Сибири: я играл в Красноярске, Кемерово, Новосибирске, Томске. Это мои ближайшие планы, помимо отдыха, который я хотел бы провести в Крыму.

А в целом мои задачи сейчас – учиться, творить дальше, играть концерты.

Artifex: Получается ли сосредотачиваться на музыке в таком большом и шумном городе, как Москва?

Ну, я же как-то закончил свой последний альбом «Странник». Я писал его в общежитие, в комнатке, где жили четыре человека. Я сидел в наушниках, скорчившись в уголочке, но все равно закончил, значит как-то сосредоточился.


 
Artifex: И последний вопрос: что может заставить вас улыбаться, когда на душе пасмурно и грустно?

Поддержка близких людей, в первую очередь.

Ещё если что-то не так, я могу, конечно, дать слабину: наесться сладкого, полениться и пофилософствовать сам с собой. Но это не единственный способ.

Также возможность куда-нибудь поехать всегда поднимает мне настроение. В Красноярске, например, когда мне было плохо, я уходил в заповедник «Столбы» - и все как рукой снимало. Я возвращался счастливый, хоть и уставший.

Artifex: Илья, спасибо за уделенное время и увлекательный рассказ!

Меню
Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подписаться на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика