Американец шведского происхождения Аксель Эрландсон (Axel Erlandson) начал придавать необычные формы саженцам в качестве хобби, но в итоге создал новое направление - арбоскульптуру. Сам термин, образованный от латинского arbour – «дерево», означает, что материалом для творца служат живые деревья.

 

Эрландсон принялся за первые эксперименты в 1919 году. Его, проведшего всю юность на ферме, всегда поражало умение природы создавать сложные конструкции из ветвей и стеблей. Поначалу он использовал обычные для садоводов методы обрезки и прививания побегов, чтобы «подтолкнуть» их к росту в нужную сторону. Некоторые композиции создавались благодаря срастанию двух и более стволов, прижатых друг к другу, как, например, изящное дерево-арка (оно же «двуногое дерево»). Со временем мастерство росло, появлялись новые методы работы.

Впрочем, когда Акселя начинали расспрашивать о секретах его деревьев, он лишь отшучивался:

«Я просто прошу их об этом»

Самыми любимыми «питомцами» в саду Эрландсона были платаны – с ними оказалось легко работать, придавая форму на ранней стадии.

Вскоре после возвращения из заграничной поездки Аксель Эрландсон задумался о создании большого сада-музея. К 1947 году он перенес несколько десятков уже подросших композиций на купленный участок в местечке Скоттс-Велли. Большинству экспонатов к тому моменту было уже несколько десятков лет, и их создатель не торопился сажать новые, ведь шансов закончить работу над ними практически не было. Музей получил название «Древесный цирк» и сразу же привлек толпы любопытных туристов со всей страны.

Арбоскульптура – вид творчества, занимающий долгие годы и требующий большой изощренности, но зато он удивительно долговечен и безвреден как для окружающей среды, так и для материала. Деревья не испытывают никакого дискомфорта и продолжают расти, даже если их «завязать» в узел. Зеленые кроны живых скульптур Эрландсона – самое лучшее тому доказательство.

 

 

После смерти владельца в 1964 году, из древесного цирка пытались сделать другой туристический аттракцион, под названием «Потерянный мир». Но пластиковые динозавры на фоне необычных деревьев вызвали только раздражение посетителей, и вскоре эта идея была забыта.

Сами живые скульптуры продолжают стоять, и, очевидно, прекрасно себя чувствуют. Арбоскульптура обрела новых поклонников, и теперь сад Эрландсона не является единственным в своем роде. Но отнять у этого уникального места его историю не сможет уже никто.