Павел Киселев. Новое сообщение | Artifex.ru

Павел Киселев. Новое
сообщение

Вопрос о последствиях информационного пресыщения впервые прозвучал намного раньше, чем большинство из нас думают. Многие великие умы, от Платона до Декарта, выражали опасения по поводу того, что информации становится слишком много. Хотя, по их мнению, главная проблема состоит вовсе не в ее обилии, а в трудностях выбора и обработки, которые неминуемо порождает информационное половодье. Способность к фильтрованию и интерпретации — вот в чем нуждается современный человек.

Такого же мнения придерживается и Павел Киселев, московский художник, создатель серий многослойных деревянных скульптур, в которых пространственная композиция идеально сбалансирована с абстрактным выражением. В серии работ для выставки «Новое сообщение», недавно прошедшей в Музее Современного Искусства в Москве, художник рассмотрел вопрос информационного обилия с новой стороны.

 

Анастасия Теплицкая поговорила с Павлом о технических и смысловых деталях его искусства.

 
Artifex: Павел, расскажите, как вы пришли к тому, что хотите при помощи искусства говорить именно о проблеме информационного пресыщения в современном мире?

Тема информации — далеко не единственное, что меня интересует, но то, что явилось основой для создания серии «Новое сообщение». Проблема в широком смысле этого слова — сложный теоретический или практический вопрос, требующий изучения. Слово «проблема» у меня ассоциируется с чем-то негативным, с тем, от чего надо избавиться. Резкое увеличение доступных данных в этом смысле — это, скорее, благо, но с ним нужно научиться совладать, перерабатывать, направлять, фильтровать, хранить. Настоящие «проблемы» современного мира — это ненависть, зависть, жадность и их производные. Информация — это инструмент, который может, как множить эти «проблемы», так и разрешать.

Выставка «Новое Сообщение» — это более личное высказывание, взгляд на ситуацию с одной из множества возможных сторон. А именно - со стороны человека, наблюдающего за процессами, которые происходили и происходят, и живущего в этом меняющемся пространстве. Объекты — это визуализация его наблюдений и ощущений. Но в то же время сам по себе пример этого персонажа, тема и абстрактное выражение дают зрителю возможность рассмотреть и другие стороны. Я родился в 1984 году, застал появление интернета, увеличение скорости, нагнетание информационного потока, наблюдал изменения, происходящие в сознании и поведении людей. Все это очень интересно, и в будущем приведет к не менее интересным вещам.

Artifex: Если огромные потоки информации, которые мы генерируем и потребляем, множатся каждый день, то есть ли, по-вашему, какие-либо способы воздействия на этот процесс? Можем (и должны ли) мы вообще что-либо делать с этим?

На мой взгляд, нет ничего плохого в том, что это происходит, это — естественный процесс. Человеку важно понять, что с этим делать, как это правильно использовать. Информация создает образ мира, историю, будущее, это сильнейший инструмент. Это очень сложный вопрос. Что отдельно взятый человек может с этим сделать? Чтобы как-то глобально влиять на процессы, нужно иметь доступ к источнику. Мало у кого есть такой доступ или возможность его получить. Можно сказать про такие примеры, как Джулиан Ассанж или Эдвард Сноуден, действия которых запустили механизм общественного обсуждения и в целом пересмотр устоявшихся парадигм в разных сферах. Но таких примеров очень мало. Чаще всего человек довольствуется тем, что ему дают, как бы грустно это ни звучало. СМИ манипулируют общественным мнением в пользу дирижеров. Таргетированная реклама и новости заставляют поверить в видимость выбора и так далее.

Хочется быть свидетелем проявления позитивных процессов в мире, чтобы информация использовалась во благо всего человечества, а не отдельных личностей. Человек может противостоять этим процессам, сам став источником. Важно получить хорошее всестороннее образование, заниматься саморазвитием, задавать вопросы, ставить под сомнение истины и формировать новые, быть примером, любить людей и жизнь.

Artifex: То есть, чтобы не утонуть в информационных потоках, человеку нужны такие фильтры, как образование и определенный круг общения. А как вы относитесь к таким радикальным мерам, как дауншифтинг?

Вы имеете в виду отказ от стремлений общества потребления? В нашем случае отказ от потребления доступной информации? Я не верю в полный отказ и не вижу в этом смысла. Современный человек привык быть на связи. Стоит отметить, что это относится в основном к людям из стран с развитой и развивающейся экономикой. Многие уже не смотрят телевизор, не слушают радио, но заменили все это интернетом. Некоторые чувствуют зависимость от сети и иногда устраивают себе перерыв, либо устанавливают специальные ограничивающие приложения. Но все это далеко не радикальные меры. В этом смысле радикальным дауншифтингом можно назвать полную изоляцию, но, скорее всего, даже в этом случае человек в какой-то момент выложит свое «изолированное» селфи. Со своей стороны, могу сказать, что иногда полезно съездить отдохнуть, перезагрузиться, побыть в тишине, но в то же время я всегда очень люблю возвращаться домой. Контрасты подчеркивают прелести обеих сторон.

Artifex: Вернемся к выставке «Новое сообщение» в Московском Музее Современного Искусства. Было ли это как-то особенно волнительно? Ведь это очень большая и влиятельная площадка для деятелей современного искусства.

Для меня выставка — это естественная часть творческого процесса. Подготовка, как правило, проходит в течение нескольких лет. За это время все продумывается до мелочей. Когда, наконец, все готово и наступает дата открытия, я скорее чувствую облегчение. Конечно, выставка — это важный момент, момент перехода. Для меня это и есть произведение искусства, а работы сами по себе — это лишь его части. Произведение задумывается как временная инсталляция объектов в пространстве со зрителями, по завершении она распадается. Волнение присутствует, но не из-за авторитета площадки, а из-за того, что хочется все сделать качественно. И, как правило, всплывают разные препятствия, которые приходится преодолевать в максимально короткий срок. Но мне повезло: над выставкой мы работали с Соней Ковалевой, Мариной Бобылевой и в целом с командой галереи «Триумф» — это настоящие профессионалы, поэтому все решалось довольно быстро. Команда музея тоже всячески шла нам навстречу, я благодарен им за то, что дали возможность поделиться проектом с более широкой аудиторией.

Artifex: Расскажите, пожалуйста, больше о процессе создания произведений.

Процесс работы над серией можно разбить на несколько этапов. Сначала я продумываю тему и начинаю собирать материал. Потом выбираю наиболее интересные и подходящие, на мой взгляд, образцы и собираю из них коллажи. В серии «Новое Сообщение» использовались конкретные образы: герои картин, фотографии из газет, рекламные образы и так далее. После того как коллажи готовы, я использую их как макеты для скульптур, перерисовываю формы, готовлю файлы для резки, планирую пространственное расположение.

 

Artifex: Какое значение имеет цвет в ваших скульптурах? Есть ли у него какая-то дополнительная смысловая функция?

Каждая отдельная форма изначально имеет конкретное наполнение. Например, фотография человека: у него может быть бледно-розовая кожа, бежевая рубашка в зеленую клетку, коричневые брюки. Но что, если забыть все эти детали и представить его лишь проходящим мимо силуэтом, одним из множества, какого же он был цвета? Это идея остаточного образа. С другой стороны, что-то подобное можно наблюдать при медленной загрузке картинок Google. Сначала появляются монохромные прямоугольники разных цветов, ждешь, потом подгружаются изображения — усреднение цвета для сортировки по оттенку. Цветовые схемы некоторых скульптур собраны по этому принципу, некоторые — путем простого эксперимента.

Artifex: Некоторые из элементов в ваших скульптурах узнаваемы. Но чаще всего это все-таки абстракция?

Я начал исследовать возможности многомерных композиций где-то с 2011 года. На тот момент я сделал первую серию скульптур с использованием основных цветов и округлых абстрактных форм. Это были репрезентации шедевров мирового искусства — Джексона Поллока, Пабло Пикассо, Виллема де Кунинга и других. Я хотел выделить квинтэссенцию композиции этих работ через дистилляцию. Честно говоря, я считаю, что все произведения искусства наделены в большей или меньшей степени невидимой энергией, и ее можно как бы скопировать и использовать. Кроме этого, я думал и над другими вещами: о значении и использовании цвета в современной культуре, концептуальном значении конструкции, сравнении, различиях. Основой серии «Новое Сообщение» были новые идеи, но, кроме концепций, я хотел продолжить развитие формата. Пространственная композиция имеет потенциал, как в развитии конструкторских решений, так и в концептуальных, через контент: визуальное наполнение и технику внутри техники. Для меня очень много всего заложено в моих работах, но в то же время я выбрал абстрактное выражение. Человек может использовать мои работы как катализаторы и интерпретировать их, как хочет. Я не против и не хочу никого ограничивать рамками своих идей. Их можно рассматривать как один из возможных вариантов, оспаривать, дополнять, либо вообще не принимать во внимание и использовать собственное воображение.

Artifex: Сейчас, когда выставка закончилась, над чем вы планируете работать? В каком направлении двигаться?

Уже почти год я работаю над серией живописи. Это долгий, очень сложный проект на ближайшие пять-десять лет. Пока не хочу раскрывать детали. Кроме этого я продолжу развивать тему пространственных композиций. Хочу больше изучить разные материалы и техники. Меня также интересуют видео, звук и симбиоз медиумов.

Artifex: Павел, спасибо за уделенное время. Наша редакция желает вам успехов в развитии и реализации вашего творчества.

Наш канал в Telegram
Меню
Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подпишись на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика