Сергей Карев. Скульптурный джаз | Artifex.ru

Сергей Карев. Скульптурный
джаз

Сергей Карев – удивительный художник по металлу. В его умелых руках грубый материал приобретает невиданные органичные формы. Мягко превращаясь в масштабные скульптуры, металл не теряет своей истинной силы.

Мощь и обаяние готовых конструкций открываются перед зрителем в сильнейших визуальных образах, врывающихся в реальность своим массивом.

 

Саманта Тэрроу посетила мастерскую скульптора и в преддверии его первой персональной выставки в Петербурге в Музее уличного искусства пообщалась с самим художником Сергеем Каревым и искусствоведом музея Анастасией Бурлаковой о выборе материала, поиске идей и собственноручной работе художника.

 
Artifex: Сергей, вас называют «художник по металлу», почему? Просто красивый синоним к слову «скульптор»?

Анастасия: Художник – это, в принципе, очень широкое понятие. Это тот, кто создает некие произведения искусства. Можно расширить это определение и сказать, что художник – тот, кто что-то создает, скульптор в данном случае - лишь уточнение. «Художник по металлу» - это обозначение подхода к делу и материала, с которым человек работает, большая конкретизация.

Сергей: Есть еще другая история: приходишь в мастерские, и тебя спрашивают: «А что ты делаешь?» – «Я – художник по металлу» – «О! Решеточку можешь сделать?». Все сразу думают, что можешь делать всё!

Анастасия: Что можешь быть полезным в кои-то веки, в отличие от большинства художников (смеются).

Есть же стереотипы. Когда люди слышат - «художник», почему-то в голове у большинства сразу возникает человек, пишущий картину. То же и со скульптором: люди слышат и сразу представляют античную скульптуру и человека, который работает с мрамором.

Сергей: Иногда спрашивают: «А где глина? Или хотя бы пластилин?».

Artifex: Сергей, вы ведь практически в одиночку работаете над скульптурами, почему все, сами своими руками?

Сергей: Может, это некая архаичность.

Анастасия: У Сергея важная сторона творческого процесса заключается как раз в том, что очень многое осознается именно в процессе работы. Потом, конечно, уже постфактум, идут предположения, «можно было бы...». Но каждая конкретная работа не стала бы такой, какая она есть, если бы не рабочий процесс, в ходе которого какие-то вещи переосмысляются.

Сергей: Я это называю «скульптурный джаз».

Artifex: Чем обусловлен выбор материала, почему металл?

Сергей: Наверное, это идет от корней. Преемственность. У кого-то родители - биологи, и дети тоже ими становятся. У меня так же, папа - слесарь на Ждановском заводе, корабли строит. Я учился на автослесаря. Потом уже на декоративно-прикладном в «МУХЕ», художник по обработке металла. Язык выражения остался оттуда. И мне просто нравится металл.

Анастасия: Мне кажется, металл еще хорош тем, что дает больше возможности для филигранной работы с материалом и простор для воплощения замыслов художника, который владеет этой техникой.

 

Artifex: Расскажите о процессе работы? Используете ли вы эскизы, макеты?

Сергей: Вот, кстати, я почему-то пропускаю этот момент. Может быть потому, что в образование это вкладывается: сбор аналогов, утверждение эскиза (смеется). Но потом я освободился от этого. Зачастую приходит некая идея, и надо быстрее ее воплотить, чтобы не закопаться в ней.

Эскизами также страшно спугнуть идею, перегореть. Иногда забываешь, что ты «делатель», и начинаешь философствовать. Очень заманчивая тема. Порой ты уже настолько хорошо продумал объект и настолько ясно начинаешь его видеть, что, когда приступаешь к реализации, он тебе уже не интересен.

Artifex: А откуда же берутся идеи?

Сергей: Часто это реакция на что-то. Например, просто кленовые носики на земле валяются, видишь, и кажется, что объект интересный. А потом уже начинаешь раскрывать его, раскручивать, смотреть, как он падает, как растет, какой формы бывает. И понимаешь, что это что-то живое. Или был я в гостях у петербургского художника Николая Сажина, услышал об открытии музея «Эрарта» и о том, что там интересуются фризом, чем-то длинным. Я и говорю: «След червя». А они в ответ: «О, это гениально». Тогда я даже не знал, как это вообще может быть, но потом понял, что ввязался во что-то.

 

 

Artifex: Расскажите о будущей выставке.

Сергей: Она будет называться «Съеденный бог». Впервые название стало у меня дорогой к объектам.

Анастасия: Мы с Сергеем впервые начали работать именно над этой выставкой. С первого обсуждения стало ясно, что это совмещение растительных форм и индустриальных материалов, очень много природных мотивов, изящества линий. Из-за выбора самого материала - металла - в работах чувствуется сильная урбанистически-технологичная составляющая, но, в то же время, она сочетается с плавными сюжетами живой природы.

Artifex: Расскажите о процессе взаимодействия куратора и художника.

Анастасия: На самом деле, у нас все складывается удачно, работа очень четко поделена. У меня никогда не возникает желания протолкнуть какие-то свои идеи, если дело касается персональной выставки. В работе с конкретным художником, в организации его выставки, я - подсобный рабочий. Если вижу какие-то «провисания», то могу подстраховать, дополнить, сделать то, до чего у художника не доходят руки. Могу также объективно со стороны что-то немножко подправить, но всегда главная интенция в совместной работе с художником – нащупать и представить в лучшем свете его идею, которая у него всегда есть. Есть объекты, есть видение, есть идея - я это все привожу в целостный вид, это моя главная задача.

Мне вообще очень понравились работы, когда я их увидела в первый раз. У меня сразу четко сложился в голове ключевой посыл выставки, а потом я озвучила его Сергею, и оказалось, что наше видение совпадает.

Artifex: Где бы вы хотели выставиться в будущем?

Сергей: Нью-Йорк мне нравится. Мне почему-то сейчас хочется через океан.

Анастасия: Я думаю, ты хорошо бы смотрелся в МОМА. Я стараюсь агитировать Сергея на подачу заявок на огромное количество конкурсов. Потому что там побеждают художники и менее профессионального уровня, мы тоже можем. Нужно больше себя продвигать.

Сергей: Займусь после этой выставки. Она действительно покажет мне, что дальше, куда развиваться.

Анастасия: Это, получается, первая большая персональная выставка, нечто важное. Здорово, когда ты собираешь, собираешь, смотришь, и вот - это все мое, только мои работы, только мой взгляд.

Сергей: Но в то же время понимаешь, что ты не собирал их там 20 лет, это рождается вот-вот, тепленькие пирожки.

Анастасия: Тепленькие - в прямом смысле. Очень горячий металл.

Artifex: И под конец наш фирменный вопрос: что заставляет вас улыбнуться?

Анастасия: Я веселю!

Сергей: Да, как увижу - не могу перестать улыбаться… Но, наверное, всё заставляет, я люблю лыбиться. Просто мне нравится улыбаться, даже без причины. Не хочется быть букой, сморщенным сухофруктом.

Artifex: Спасибо за насыщенный разговор. Удачи с выставкой!

Наш канал в Telegram
Меню
Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подпишись на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика