Современное искусство давно вышло за пределы выставочных залов, и сегодня с ролью галерей отлично справляются городские улицы. С помощью граффити художники украшают стены сотен зданий и доказывают, что стрит-арт может быть приличным, красивым и полезным.

Молодой и амбициозный художник Sergey Aucksake уверен в том, что уличное искусство способно воздействовать на человека и обогащать его внутренний мир. В разговоре с Кюброй Икинджи он рассказал о тенденциях развития стрит-арта, о своем уникальном стиле, тайне псевдонима, а также о том, как эстетическая «неграмотность» мешает людям понимать граффити.

 

Artifex: Я знаю, что ты являешься представителем некого особого тренда. Расскажешь о нем и его особенностях подробнее?

Дело в том, что я сам не могу дать точного определения этому тренду. Это плод смешения различных художественных течений: авангарда и граффити. Само по себе направление несет другой посыл в отличие от традиционного граффити со шрифтами и кэрэками (символами). На мой взгляд, тут больше выразительности в художественном плане. Сняты все рамки, а граффитчики все больше мыслят вне категорий. И это круто - ведь так создается стиль!

Artifex: А как возник твой стиль, и какой он сейчас?

Он формируется по сей день. Я стараюсь развивать свой стиль, использую разные материалы и техники, пытаюсь придумать какие-то оригинальные штуки. Основной элемент его формирования – это сам процесс рисования, будь то скетчи или граффити на стене. Необходимо рисовать, рисовать и еще раз рисовать, чтобы выработать собственный взгляд на вещи и способность передать этот взгляд через изображение.

Artifex: Ты помнишь, когда вообще стал увлекаться творчеством и стрит-артом? Что тебя к этому подтолкнуло?

Творчеством я увлекаюсь, сколько себя помню. Это всегда было неотъемлемой частью меня. А граффити стал заниматься в 2008 году. Сейчас уже невозможно вспомнить, что меня подтолкнуло, и откуда я вообще о нем узнал. Помню, что купил баллончик авто эмали, и мы с чуваками пошли рисовать на заборе завода. Сделали что-то в духе абстракции с элементами шрифта. Позже я нашел единомышленников в лице своих одноклассников. Это было забавно. Мне нравилась атмосфера рисования на стене и запах краски.

Artifex: В сферу стрит-арта ты ворвался под очень интересным псевдонимом. У него есть особое значение, или это секрет?

Это просто набор букв, которые мне нравится писать, составленные в более или менее произносимое слово – «оксэйк». С годами одни и те же буквы надоедают, поэтому я всегда пишу их по-разному. Главное, чтобы это одинаково звучало. Изначально это вообще выглядело как oksaycke.

Artifex: Твои работы кажутся сложными в плане исполнения, а замысловатые образы и силуэты в изображениях вызывают безумный интерес. Чем они навеяны и есть ли у них какое-то особое значение?

Образы навеяны по большей части мультипликацией и всем, что меня вдохновляет в той или иной степени. Они не имеют никакого особого значения или скрытого смысла. Это просто причудливые формы.

Artifex: Кстати, что тебя еще вдохновляет?

Архитектура, мультипликация, дизайн, фотография, ниндзя, андерграундные зины, строительная техника и еще целая куча всего.

Artifex: Наверняка создание даже одного изображения представляет собой кропотливый труд. Расскажешь, как протекает творческий процесс и как создается та или иная работа?

В основном я рисую кучу непонятной ерунды на листах. Иногда бывает, что вырисовывается что-то интересное. Тогда я беру новый лист и комбинирую лучшие, на мой взгляд, моменты и пытаюсь создать какую-то композицию. После я подбираю цветовую палитру. Я листаю кучу фоток в интернете, старые компьютерные журналы, плакаты, подсматриваю там всякие «фишечки». Иногда я просто вижу что-нибудь на улице и представляю, как можно это переиграть и нарисовать. По пути домой продумываю подачу, а дома пытаюсь вытащить из головы этот рисунок. Получается, кстати, не так часто.

Artifex: Как происходил поиск себя? Сегодня ты можешь отметить разницу между самыми первыми и последними работами?

Творческий поиск себя происходит до сих пор каждую секунду и, наверное, никогда не закончится. Разница, безусловно, довольно большая. Я начинал со шрифтов, что, по сути, является классическим граффити. Это были буквы и ничего более. А сейчас я все больше рисую беспредметные композиции. Цели остались те же, средства выразительности - тоже. Поменялось восприятие. Раньше для меня было важно «раскачать» свое имя и оттачивать свой стиль. Это остается важным до сих пор, но на данный момент мне все более интересна художественная составляющая – игра формы и цвета.

Artifex: Ты упомянул о целях своего творчества. Каковы они?

Передача настроения и чего-то большего визуальным языком. И, конечно же, фэйм (популярность).

Artifex: Сейчас мы наблюдаем очень интересную тенденцию. С самого начала стрит-арт являлся противником коммерциализации. Но сегодня уличное искусство перестало бороться с этим явлением. Более того, оно переходит в галерейный и выставочный формат. На твой взгляд, как это повлияет на стрит-арт, и какие возможности для художников открывает подобная тенденция?

Я думаю, что это никак не повлияет на стрит-арт, но для художников это, безусловно, плюс. Но если галерея поддерживает художника, то он некоторое время может не задумываться о работе и полностью посвятить себя творчеству. Это дает возможность создать проект, который был бы не по силам ему одному в силу отсутствия достаточного количества материалов.

Artifex: Иногда кажется, что в нашей стране сложилось двоякое отношение к уличному искусству. Некоторые художники видят свои работы закрашенными, а других просят украсить с помощью граффити исторические здания. Как тебе кажется, существует ли на самом деле предвзятое отношение к стрит-арту и с чем это может быть связано?

Думаю, что предвзятости нет. О том, чтобы закрасить или, наоборот, украсить что-то, могут просить разные люди. А если автор закрашенной работы нарисовал ее в неположенном месте, то в таком случае реакция вполне обоснована. Если бы рисовать граффити было разрешено везде, возможно, я бы и не увлекся им. Дело вовсе не в предвзятости. Просто большинство людей не воспринимают нечто, выходящее за рамки своих вкусов. Кому-то нравятся пейзажи, а кому-то - изображения развратных девушек. За долгие годы моего творчества прохожие неоднократно просили нарисовать у них на гараже и первое, и второе. А многие люди просто эстетически безграмотны и духовно опустошены, и в школах это не исправляют. Недавно мы с чуваками красили на стенке, а неподалеку гуляли две маленькие девчонки, которые попросили объяснить, что я рисую. Я ответил, что это абстракция. И одна из девочек отреагировала так, будто, во-первых, она сама, ее бабушка и их кот умеют так же, а, во-вторых, не стоит тратить на это время вообще.

Artifex: Братья Os Gemeos, известные уличные художники, считают, что искусство должно быть доступно всем, и стрит-арт отлично справляется с этой задачей. Какими именно тебе представляются польза и достоинства современного уличного искусства?

Вряд ли у современного уличного искусства есть какая-то польза в обычном понимании этого слова. Ведь оно не учит совершать хорошие поступки, не запрещает воровать, не препятствует таянию ледников. Оно направлено на внутренний мир с целью его обогатить, наверное.

Artifex: Сейчас ты уже знаешь, каким хочешь видеть свое искусство в ближайшем будущем?

У меня есть несколько замыслов на это лето. Но, как показывает моя личная статистика, как только я заговариваю о них вслух – они не сбываются. Так что просто почаще чекайте мой тумблер.