Мастер Реализма - Ваня Юг | Artifex.ru

Мастер Реализма
- Ваня Юг

Ваня Юг – один из лучших татуировщиков России и Европы. Он умеет рисовать на коже так, как многие не могут и на бумаге. Этот мастер работает в одном из самых сложных направлений – реализме. Иголкой и краской он делает такие портреты, что кажется, будто уменьшенную копию одного человека посадили на тело другого.

Татуировкой Ваня Юг заинтересовался с самого детства. Его дед имел на своём теле множество рисунков, которые он любил разглядывать. Активно рисовать Ваня начал в 6 лет, а в 14 − уже копировал портреты знаменитостей. Рос будущий татуировщик в солнечном Крыму, где туристы постоянно щеголяли временными «наколками» хной. В детстве ребята часто делали подобные рисунки друг другу, только обычной ручкой.

 

 

Затем Ваня переехал в Москву, чтобы учиться дизайну в Художественно-Промышленном Институте. Его серьёзное увлечение тату началось с обычной прогулки по Арбату, когда однажды он зашёл «на экскурсию» в известную студию. Атмосфера произвела на него такое впечатление, что парень заинтересовался основами популярного направления. Читал нужную литературу, практиковался в эскизах, пытался собирать первую машинку. Сейчас Ваня Юг – очень востребованный мастер. Он работает в салонах России и Европы.

Специальный корреспондент Artifex Алина Кроткая взяла у него интервью. Мастер раскрыл секреты тату-индустрии, а также дал несколько советов нашим читателям.

Artifex: Можешь рассказать о первой татуировке, которую ты сделал человеку?

Когда я был студентом, то подрабатывал на заводе. На плече одного из сотрудников однажды увидел татуировку в виде скорпиона, похожего, правда, на обычную креветку. Я спросил: «Почему ты не переделаешь её?», он ответил: «Это очень дорого». Ну, я и предложил ему попробовать. Потом охранник заинтересовался моим творчеством, затем его друзья... Так и началась моя карьера татуировщика 10 лет назад :)

Artifex: А машинка у тебя откуда была?

Я сам сделал её. А спустя какое-то время приобрёл профессиональное оборудование.

Artifex: А разве такие самодельные машинки до сих пор пользуются популярностью?

Конечно. Завод же не штампует их! Катушечные машинки до сих пор собирают специальные мастера. Есть, конечно, новое поколение оборудования − роторное, его уже не сделать самостоятельно.

Artifex: Что самое сложное при нанесении татуировки?

Когда клиент нетерпим к боли или кожа плохая. Всё остальное – дело техники.

Artifex: А причуды клиентов?

Очень часто приходят люди, которые не знают, чего хотят. Им важно забиться. Всё равно, что будет нарисовано, главное – рукава. Они очень часто примеряют на себя чужой образ, стремясь выглядеть круто.

Artifex: Какие татуировки ты делал чаще всего за последние два года?

Маяки, ангелы, Богородица, портреты девушек.

 

 

Artifex: Я знаю, что ты в основном работаешь в студиях Швеции и Австрии. Различаются ли вкусы европейцев и русских в плане татуировок?

Конечно! В России всё гораздо интереснее! Клиенты приходят с классными идеями, они готовы найти компромисс, послушать мнение мастера. В Европе всё скучно и шаблонно.

Наша страна гораздо более развита в художественном отношении, все самые лучшие мастера – русские. Если в Европе из десяти татуировщиков хорошими окажутся только двое, то в России – семеро. И в той же Польше работают в основном русские и украинские мастера. Они делают потрясающие вещи!

Люди в Европе сильно делятся по вкусам: например, в Англии, Ирландии, Италии и Испании главное – «закатать» в татуировки большую площадь тела, и всё равно, какого качества будет рисунок. А в Германии и Австрии, например, уже идёт акцент на художественность.

Artifex: Были в твоей практике татуировки, которые ты отказывался делать?

Конечно. Я не делаю распятий, окровавленного Иисуса, Сатану, чертей разных и всё, что несёт такую символику.

Artifex: У меня есть ещё один вопрос, он уже не по творческой части, а по безопасности. Эта тема волнует очень многих людей. Правда ли, что все мастера добросовестно подходят к своему делу: регулярно меняют иглы, обрабатывают материалы и т. д. Правда ли, что делая татуировку, можно чем-то заразиться?

Отмыть иглы, чтобы они имели товарный вид, нереально. Они не так дорого стоят, чтобы заморачиваться. Но одноразовые иглы – это ещё не показатель стерильности. Как минимум, обработаны должны быть все приборы и материалы, используемые в процессе тату. Но и этого мало. Часто все проблемы − от необразованности мастеров. После некоторых татуировщиков хочется взять канистру бензина, сжечь всё рабочее место и организовать его заново.

Artifex: Может быть, ты дашь несколько советов нашим читателям, которые собираются сделать татуировку? На что им нужно обращать внимание в первую очередь?

Во-первых, найти общий язык с мастером! :) Это главный совет. Во-вторых, надо смотреть на рабочее место: на нём не должно быть ничего лишнего. Абсолютно все предметы, от кушетки до баночек с краской, должны быть обмотаны одноразовой плёнкой. В-третьих, нужно самим соблюдать правила безопасности: не подвергать травматизму татуировку (безоговорочно исполнять рекомендации мастера по уходу).

Artifex: Спасибо огромное! Думаю, что аудитории Artifex пригодятся твои знания. А расскажи ещё напоследок, чем ты занимаешься, кроме татуировок? И что делаешь, когда у тебя плохое настроение?

В свободное от работы время я занимаюсь спортом.

Что касается плохого настроения, сон – это лучшее лекарство. И ещё, в работе тату-мастера очень важно, чтобы настроение не влияло на процесс. Нужно уметь разделять эти две вещи. Клиенты не должны страдать от личных проблем татуировщика.

Artifex: Благодарю за интересную беседу!

Меню
Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подписаться на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика