Драматичные снимки. Евгений Шаман | Artifex.ru

Драматичные снимки.
Евгений Шаман

Эмоциональные, ошеломляющие − они словно вырваны из контекста для того, чтобы заставить дыхание зрителей нервно замирать. Шаман - так называют этого фотографа и, наверное, неспроста. Изучая его работы, сложно поверить, что обошлось без мистики.

Когда разглядываешь эти драматичные снимки, то невольно одёргиваешь себя, будто подсматриваешь в замочную скважину за чужими переживаниями. У него есть уникальная концепция, с помощью которой Евгений Шаман достигает таких результатов. Фотограф раскрыл некоторые секреты своего утончённого мастерства специальному корреспонденту Artifex Алине Кроткой.

 

 

Artifex: Евгений, добрый день. Для начала я хочу задать вопрос по поводу вашего имени. Шаман – это псевдоним?

Добрый день. Да, это псевдоним, но выбрал его не я, а народ.

Artifex: Как это получилось?

В далёкие рэйверские времена он был весьма распространённым, его присваивал каждый, кому не лень. Так сложилось, что и меня стали называть Шаманом. Мне это не нравилось, так как было неоправданным, да и людей с таким прозвищем было предостаточно. В скором времени произошла одна занятная история с мистическим уклоном, в которой был замешан я и ещё два человека. Слухи о ней распространились в клубном пространстве, и псевдоним окончательно закрепился за мной. Тогда я понял, что мне от него не отвертеться. Далее последовали годы оформления клубных помещений и опэн-эйров под этим псевдонимом, а также проект электронной музыки, промоутерство и, наконец, фотография.

Artifex: Кстати, об электронной музыке. Что это был за проект? Почему вы ушли из него?

В 1999−2000 вместе со своим школьным приятелем я организовал проект электронной музыки Silistilin. Это был микс из разных направлений электроники, основными в котором были транс и техно. Вместе мы написали несколько треков для презентации в одном из клубов. В то время в Москву как раз приезжал легендарный лондонский проект Quirk, перед которым мы выступили. Некоторое время всё шло хорошо, а потом появились разногласия, и проект фактически закрылся…

Artifex: Я знаю, что ещё вы работали моделью. Расскажите, пожалуйста, об этом опыте.

Ещё в 2002 году, до покупки своей первой камеры я довольно долго фотографировался у разных мастеров. Одновременно я делал выводы об умении этих людей переносить разнообразные эмоции в фотографию и наблюдал за тем, насколько по-разному они выстраивают свою работу с моделью.

Artifex: Как это помогает вам сейчас в творчестве?

Благодаря этому опыту мне куда проще найти общий язык с моделями и чётко разъяснить им свою задумку.

Artifex: Я читала, что модели для вас – это не просто нужные фигуры или «манекены», а люди, которые много пережили и теперь готовы подарить этот опыт вашим кадрам. Как вы пришли к такому подходу?

В процессе съёмок я вывел для себя два условия, выполнение которых помогает глубже передать чувства. Во-первых, это умелая, чёткая игра актёра в кадре и создание им живых эмоций (хоть они и являются придуманными для каждой конкретной съёмки). Во-вторых, это способность заново вызывать чувства, ранее пережитые в жизни (для каждой конкретной съемки они свои). Выполнение этого пункта для меня бывает более сложным, но результат, как правило, куда более яркий. А если эти два условия переплетаются, то рождаются чудные, глубокие и поистине уникальные работы.

Artifex: А чем участие в ваших фотосессиях может быть интересным для людей с таким жизненным опытом?

Для людей, в чьей душе остался след от былых утрат, фотография может стать своеобразной творческой сублимацией. Фотосъёмка — это не только художественные работы, но и некий шанс для моделей выплеснуть чувства и воплотить свои переживания в творческую реальность, тем самым освободиться от кусочка своей печали. Это позволяет зрителю без остатка погрузиться в художественный мир и остро ощутить то, о чём повествуют истории, запечатлённые на фото.

Artifex: Как вы придумываете эти истории?

Мозг человека − это бесконечный клубок мыслей и фантазий. Люди, их отношения и переживания, поступки, а также творения: такие как кино, музыка, художества – и есть моё вдохновение. Это всё проходит через мой персональный фильтр и генерируется в сюжеты. Почти все они о персонажах в той самой пограничной зоне.

 

 

Artifex: Вы когда-нибудь создавали свои фотографии на основе известных и впечатливших вас фильмов? Если да, то что это за фильмы?

Все мои впечатления от фильмов, музыки и игры актёров послужили вдохновением для создания каких-либо работ.

Отдельно могу отметить кино «Фонтан» Аронофски. Это один из моих любимых и сверхособенных фильмов. Он сыграл важную роль в моём творчестве и побудил снять несколько сюрро-драматических серий, среди которых Fruit of Sadness.

Artifex: В какое время суток вам комфортнее работать над фото?

Если речь о сьёмке − то в дневное, с рассеянным, по возможности, светом. А ещё во время заката солнца. Говоря о последующей обработке и финализации – вечером/ночью, потому что это самое спокойное и медитативное время для уединения с изображениями.

Artifex: Ваши работы часто называют мрачными. Согласны ли вы с этим?

Отчасти да. Во многих моих работах имеет место быть мрачная атмосфера с нотками сюрреализма − некая пограничная зона, которую следует преодолеть на пути к спокойствию и равновесию. Это труднопроходимый лабиринт для человека, жаждущего персонального счастья. Пробираясь сквозь него, он имеет возможность осознать себя, свои цели, наладить взаимосвязь с окружающим миром и персонажами в нём.

Artifex: Какая из ваших многочисленных выставок вам запомнилась больше всего? Почему?

У меня было более пятнадцати выставок в России и за рубежом, но в памяти особенно выделяется авторская My.sTories, которая прошла в 2010 году в Санкт-Петербурге. Во дворе Лофт-проекта «Этажи» было экспонировано 9 работ. Каждая фотография, размером 2×2,5 метра, была распечатанная на полупрозрачной сетке. Впечатляющая была презентация: формат, место, музыкальное сопровождение, публика − без комментариев.

Artifex: В ваших альбомах много фото, на которых изображён парашютный спорт. Вы прыгаете сами или делали это для фотосессии?

Парашютный спорт во всей своей красе ворвался в мою жизнь (или я в его) в 2007 году. Летаю по сей день на подмосковных дропзонах и в разных странах мира. Скайдайвинг − иное измерение визуальных и физических ощущений, которое сложно описать. Видео и фото − то малое, что может передать те самые ощущения прекрасности небесного измерения.

Artifex: Евгений, благодарю вас за увлекательную беседу!

Меню
Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подпишись на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика