Идеальная асимметрия как парадокс японской архитектуры | Artifex.ru

Идеальная асимметрия как парадокс
японской архитектуры

Кардинальные изменения в сфере искусства, экономики и мировоззрении человека происходят тогда, когда необходимо начать всё сначала. Так произошло с японской архитектурой после Второй мировой войны.

Старые города Японии были разрушены войной, множество строений в традиционном стиле уничтожено. В прошлом остались здания из дерева, которые были просты в изготовлении и соответствовали климату Японии. Минка – традиционные деревянные дома – сохранились только в сельской местности, и государство нуждалось в новых архитектурных решениях.

 

 

Интересен тот факт, что та особенность японской архитектуры, которая ранее отличала её от китайской, сохранилась и не исчезла после смены материалов и стиля. Этой отличительной чертой является асимметрия.

Чтобы увидеть один из известнейших примеров футуристической архитектуры Японии, переместимся на остров Огайдо. Там с 1997 года возвышается здание телекомпании Fuji, разделяя небесные просторы на клетки так, как это делают перпендикулярные линии в школьной тетради.

 

Архитектор Кэндзо Тангэ (Kenzō Tange) воплотил в своём проекте амбиции «Фудзи-ТВ», статус и значимость этой компании, а также её современность и стремление к покорению новых вершин. Внимание сразу привлекает огромный шар диаметром 32 метра, размещённый наверху, но не по центру, а несколько смещённый. При взгляде на него невольно возникают ассоциации с космическим кораблём, который на сверхзвуковой скорости пролетал над Землёй и случайно врезался прямо в офис «Фудзи-ТВ», зависнув там навсегда. Кэндзо Тангэ работал не только в стиле хай-тек, который нашел отражение в архитектурной композиции этого здания. В ней ясно виден и интернациональный стиль, требующий использования чётких геометрических фигур и отказа от национальных культурных особенностей.

Кэндзо Тангэ одним из первых реализовал проект перекрытий-оболочек, создав в 1964 году Олимпийский центр. Его работы – это огромные и мощные здания, которые при этом не кажутся тяжелыми и не подавляют своей внушительностью. Напротив, они пробуждают мысли о силе человека как такового, о его возможностях и выносливости.

 

Все геометрические формы в проектах Кэндзо Тангэ существуют по одному закону. Они словно вторят друг другу, становятся своеобразным визуальным «эхом». В творчестве зодчего нельзя не обратить внимания на его собственную философию и понимание архитектуры как таковой. Мастер воспринимает здания, транспортную систему и город как единое целое, а не отдельные части пазла. Пазл ничего не стоит разрушить, тогда как здания в Японии обязательно должны быть стойкими и прочными, ведь это страна с повышенной сейсмической активностью. Поэтому город представляется Кэндзо Тангэ живым организмом, кости которого не могут быть хрупкими. Размышляя о роли архитектуре в современном социуме, архитектор открывал для себя новые возможности, которые затем воплощал в очередных проектах.

 
Японская архитектура всегда отражала единство красоты природной и искусственной. Здание Художественного музея Тэсимы, созданное Рюэ Нисидзавой (Ryue Nishizawa), позволяет ветру и свету проникать внутрь через крупные овальные прорези в потолке. Белый цвет строения не оттеняет небо, а гармонично дополняет его, полусферой разливаясь по пространству на потолке. Отсутствие угловатости и кубических форм резко отличает Художественный музей Тэсимы от ряда современных зданий Японии и в то же время придаёт ему природную органичность и законченность.

 

Рюэ Нисидзава – человек, которому удаётся найти красоту в пустоте и показать это великолепие другим. Здание так органично вписывается в окрестный пейзаж, что на фоне его зелени Художественный музей выглядит так, словно он существовал всегда.

 
Произведением искусства порой становятся самые неожиданные объекты. Например, лаконично и неординарно выглядит здание отделения полиции города Тёфу, спроектированное Сэдзимой Кадзуё (Kazuyo Sejima) в 1993 году. В 2D-измерении оно было бы квадратом, в разных углах и частях которого разместились два прямоугольника и круг. Это отличный пример того, что японская архитектура поражает глубиной замысла и концепции в сочетании с простотой формы.

 

 

Отсутствие симметрии позволяет смотреть на сооружение с разных ракурсов и каждый раз замечать нечто новое, все более проникаясь идеей архитектора. Надо заметить, что в работах Сэдзимы Кадзуё обычно присутствуют широкие окна, что позволяет связать помещение и улицу, интерьер и экстерьер, внутреннее и внешнее. Архитектор пробует соединить несколько пространств, различных по своей сути, и желание сделать это прослеживается в большинстве ее проектов. Она обладает особенным взглядом на мир, и каждая работа Кадзуё – это шанс для других людей начать воспринимать окружающее иначе.

 
Совершенно новые и удивительные идеи генерирует Сигэру Бан (Shigeru Ban). Его проекты не только красивы и практичны, он решил проблему быстрого возведения жилищ. Используя бумагу, архитектор создал не только убежища для пострадавших после землетрясения в Кобе, но и картонную католическую церковь.

 

Здания, построенные по проектам Сигэру Бана, обладают особым очарованием и кажущейся простотой, но на самом деле они детально продуманы. Многоэтажные временные дома Бана напоминают шахматную доску, потому что сделаны из морских контейнеров. Кроме того, они отличаются необычной планировкой: между квартирами располагаются уютные лоджии.

 

Выбирая цветовую гамму для очередного творения, Сигэру, помня об особенностях человеческой психологии, отдаёт предпочтение светлым и нежным тонам. Пастельные цвета, в отличие от контрастных или тёмных, наполняют сердца людей надеждой, что так необходимо пострадавшим от природных катаклизмов.

Нельзя не отметить то, что Сигэру Бан оставил свой след и в Москве: в 2012 году в столице открылся временный павильон «Гараж», спроектированный этим японским архитектором.

 

 

Современную японскую архитектуру нельзя назвать противопоставлением культурному наследию страны. Она является отражением ее духа, прошедшего трудные времена и переродившегося в новые формы. Японские архитекторы действительно мастерски подходят к вопросам планировки и в равной степени думают как об удобстве будущего здания, так и о его привлекательном внешнем виде. Структурный экспрессионизм в национальной архитектуре напоминает о том, что современный шедевр может обладать отсылками к природным формам и что функциональность в умелых руках превращается в грандиозность и изящество.

Меню

Хочу быть в курсе вместе с Artifex

Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подписаться на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика