Сандра Ковальски | Artifex.ru

Сандра
Ковальски

Скандально известная художница Сандра Ковальски совсем недавно представила свои картины на UniPornShow. Её цифровые работы провоцируют, дразнят и поражают воображение.

 

О своём обучении искусству живописи, особенностях работы с графическими редакторами и выставках на арт-ивентах Сандра Ковальски рассказала корреспонденту Artifex Веронике Киргетовой.

 
Artifex: Расскажи, пожалуйста, с чего начался твой творческий путь.

Я с детства любила рисовать, но это хобби серьёзно увлекло меня только в пятом классе. К нам перевелась девочка, чья мама профессионально шила одежду. Она постоянно приносила в школу рисунки одежды, придумывала костюмы. Мне захотелось тоже попробовать, но если одноклассница ходила в художественную школу, то я не умела, по сути, ничего. Поэтому я стала перерисовывать фотографии из маминых журналов мод. Постепенно я научилась изображать правильные пропорции, лица, фактуры и начала придумывать уже свои костюмы. Конечно, это были очень корявые рисунки в тетрадке в клетку, но я и не стремилась к профессиональному уровню.

Artifex: У тебя есть художественное образование, своего рода мощный бэкграунд. Насколько для художника важна база?

Мне повезло, что академическое образование я получила во ВГИКе, где подход к рисованию не совсем стандартный. Я уверена, что художественная база обязательно нужна, просто художник должен правильно ею пользоваться. Я не заложник правил, потому что не училась в художественной школе, не заканчивала училище, а сразу пошла поступать.

Artifex: У тебя сразу получилось поступить во ВГИК?

После школы я пошла работать в витражную мастерскую в надежде заработать на подготовительные курсы, но, протрудившись там почти все лето, я так ничего и не получила. Мама посоветовала мне попробовать найти работу во ВГИКе, чтобы быть в курсе внутренней организации института. Меня взяли на место лаборанта, помощника секретаря. В первой половине дня я выполняла скучные обязанности офисного работника, зато после обеда прокрадывалась в святая святых - мастерские художественного факультета. Я жадно глотала знания, которые преподаватели пытались вложить в студентов, наблюдала за тем, как рисуют другие, и приставала к профессорам, просила комментировать работы, ругать меня и объяснять азы. Кроме того, поскольку я была работником факультета, мне можно было посещать подготовительные курсы бесплатно.

Artifex: Наверное, ты очень много рисовала? Это помогло тебе?

Ежедневно я создавала минимум по 20 набросков, из которых один мог оказаться сносным. С пачкой листов я шла к великой покойной Лидии Юльевне Нови (художнику по костюмам еще со времен фильмов Тарковского), и из накопившихся за неделю 100 набросков она выбирала три-четыре хороших и объясняла, почему. Остальную испорченную бумагу я выбрасывала. Через год я поступила на место художника по костюмам. Но, как оказалось, поступить - это не самое сложное. Я была заточена на поступление, но в учении мне не хватало базовых знаний академического рисунка, я очень многое не понимала, мне не у кого было спросить совета.

Artifex: Чем ты занималась после выпуска?

После окончания ВГИКа я изучала различные стили иллюстраций, диджитал графику, векторную графику, упаковку, вэб-дизайн и даже ui design (дизайн приложений, когда они только начали развиваться в России), а последней отраслью стала реклама. В данном случае имеется в виду не atl, а btl - это всевозможные внутренние мероприятия, которые проводятся с целью рекламы конкретного бренда. Последним и самым любимым моим агентством был Action marketing agency, сейчас он называется Action loft. Благодаря моим иллюстрациям они выиграли огромное количество тендеров. Однако через год работы в этом сегменте мне стало скучно.

Artifex: Куда же ты отправилась после рекламы?

Помню, что ушла в начале осени, погода была такая же мерзкая и холодная, как и у меня все внутри. Единственное, что у меня крутилось в голове - это фраза: «Я хочу что-то свое». Я пробовала себя в самых разных направлениях: от приложения интернет-магазина интимных товаров до портретов по фото на заказ. Я пыталась придумать что-то новое, но в один день мне пришла мысль: «У меня уже все есть! У меня есть я! Я - это бренд!». Оставалось объединить несколько желаний в один продукт. Я очень хотела прославиться как художник, сделать что-то абсолютно новое и расшевелить людей: не провоцировать ни в коем случае, а раскрыть в них что-то тайное. Несколько недель я просматривала сайты с иллюстрациями и дизайнами, работами фотографов - отбирала материал.

Artifex: И тогда в твоем творчестве возникли эротические сюжеты?

Я попробовала сделать фотосессию для себя в эротическом белье. И той же ночью меня словно осенило: я проснулась с готовой картинкой в голове! Так и появился мой собственный выдуманный стиль эротической иллюстрации. И это было именно то, в чем я бы смогла совместить все мои желания. Первые иллюстрации взрывали Facebook и Instagram, знакомые хвалили работы и делились ими в своих сетях.

Artifex: То есть, когда ты работаешь, ориентиром для тебя становятся общественные вкусы и коммерческий успех?

Я не ориентируюсь на общественные вкусы. Просто я хорошо знаю человеческую природу, психологию и поэтому отталкиваюсь от того, что человеку всегда интересно. Нами часто правят желание любви, объединения, сексуальные желания, мы тянемся ко всему настоящему и искреннему. В своих работах я стараюсь передать эмоцию любви, ни в коем случае не похоти, не грязи, а именно настоящего желания любви мужчины и женщины. Даже цветовая гамма получается такой яркой именно потому, что я тянусь к красоте тела, живым и ярким цветам, для меня это как природа, в которой нет ни одного цветка или растения, которое бы было серым или блеклым.

Artifex: Диджитл арт воспринимается большинством как декоративный или интерьерный стиль. Как ты смотришь на то, что он не вписывается в общественное понимание искусства?

По сути, то, что я делаю, - это графика, просто я использую привычные мне материалы, но точно так же рисую кистями, только электронными. Когда я пишу холсты, я точно так же использую фотографии или некие цветовые шпаргалки, которые помогают мне добиться определенных оттенков. Но я работаю в жанре эротической иллюстрации, пытаясь стереть рамки между мнением, что иллюстрация должна быть нарисована вживую. Я не тиражирую свои работы, не пускаю их в массовое производство, ибо тогда они потеряют свою эксклюзивность.

 

Artifex: Расскажи подробнее о своем творческом методе.

Обычно перед тем, как нарисовать новую работу, я смотрю множество эротических фотографий, собираю материал в отдельный альбом на телефоне, и в итоге мне приходит идея картины. Я могу нарисовать как с нуля, так и подсмотреть какой-нибудь сложный ракурс на понравившейся фотографии. Иногда я сама позирую для снимков, но чаще герои работ – плоды моего воображения, основанные на реальных эмоциях или людях. Но самое сложное – это цветовая гамма. Я могу менять цвета очень много раз, пока не выявлю определенный метод. Иногда я оставляю работу на несколько дней, затем возвращаюсь к ней и коренным образом меняю цветовую гамму.

Artifex: Расскажи о своей любимой работе.

Одной любимой работы нет, но есть серия из шести работ. Я создала её буквально на одном дыхании, за пару дней, под впечатлением от новых отношений. Я думала, что знаю почти все о сексуальных отношениях и о себе, но недавно начала раскрывать в себе очень много нового, и это дало толчок сделать новые работы.

Artifex: Ты в основном выставляешься на различных арт-ивентах. Нет чувства, что твое творчество теряется на фоне тусовок?

Я не очень люблю большое внимание к себе, поэтому персональная выставка мне не всегда интересна. Я не хочу, чтобы мои работы воспринимались отдельно. Мне нравится, чтобы они становятся фоном. Если тебя заставят пойти на выставку, или ты случайно окажешься там, то все внимание будет приковано к одному - моим картинам. На вечеринке же они очень не навязчивы. В этом моя задумка, зацепить нужных мне людей. Но я не отказываюсь от персональных выставок. Например, в скором времени мои работы можно будет увидеть в музее эротического искусства «Точка G». Но там само место располагает к подобному мероприятию.

Artifex: Что заставляет тебя улыбаться, когда грустно?

Когда грустно или обидно, я думаю о том, что самое главное в моей жизни уже есть - это здоровые руки, ноги, волосы на месте, семья в порядке, а ведь у кого-то могут быть в этот момент реальные проблемы. И мне сразу перестает хотеться себя жалеть.

Artifex: Огромное спасибо за необычное интервью!

Меню

Хочу быть в курсе вместе с Artifex

Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подписаться на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика