Имя Густава Климта (Gustav Klimt, 1862-1918) ассоциируют с «Поцелуем», «Золотой Аделью» и прочими картинами «Золотого периода», редко вспоминая о графике. Оно и понятно. В ослепительной роскоши полотен простой графитный карандаш на упаковочной бумаге теряет значимость.

А ведь Густав Климт блестящий график, хоть у его рисунков и есть отпугивающая обывателей пикантная деталь. Они на девяносто процентов состоят из порнографии, а самого художника называют вуайеристом и приписывают ему расстройства сексуального характера. Актуальная тема современности, не так ли?

 

Поводом для статьи послужила проходящая в ГМИИ им. Пушкина выставка графики художника и его последователя Эгона Шиле. В позднем творчестве Климта неподготовленный зритель увидит лишь женщину, которая получает оргазм, мастурбирует, демонстрирует гениталии, занимается сексом и блаженно спит после достижения оргазма. У эротики и порнографии есть скрытый смысл, понять который можно лишь глубже узнав личность художника. Хоть сам он призывал обратить внимание на свои работы для этого, есть, все же, и моменты, нуждающиеся в пояснении.

Густав Климт собирался стать учителем рисования, но стал художником мирового масштаба. Из-за консервативных настроений венского общества потребовалось немало времени, прежде чем он смог прийти к собственному стилю и творить независимо от венского Дома художников. Как ни странно, в окончательном становлении ему помогли очередной государственный заказ и бунтарский дух. Знаменитое трио факультетских картин, как и сам Климт, подверглись жесткой критике со стороны профессуры и общества в целом. Новые честные интерпретации классических аллегорий наук сильно ударили по морали застрявшего в идеалистических устоях социума.

 

«Философия», «Медицина» и «Юриспруденция» стали первыми полотнами, в которых отчетливо выражен индивидуальный стиль Климта. Именно это событие послужило развитием югендстиля в Вене. Когда столкновение интересов дошло до предела, художник принял решение отныне никогда не брать государственных заказов, сильно ограничивающих творчество. Еще и выкупил картины у государства. В противовес Дому художников появился Венский Сецессион, а идея свободы в итоге стала главным мотивом всего творческого пути Климта. Даже в одежде он демонстрировал свое отношение к устаревшим устоям, нося свободную блузу в пол на голое тело. К слову, художник оказался еще и талантливым модельером и помогал Эмилии Флеге с разработкой паттернов для платьев.

С отказом от государственных заказов художник не остался без средств к существованию. Влиятельные люди Вены, в основном евреи, всячески поддерживали Климта и заказывали ему портреты своих жен и дочерей, восхищаясь подходом художника к искусству. Эти портреты лишены открытого эротизма, но взгляд женщин на них значит в сто крат больше, чем нагое тело. Он томен, властен и притягателен. Художник хорошо понимал природу женской сексуальности и материнских инстинктов. Отсюда появились множественные изображения беременной женщины, ее трех возрастов и сексуальные сцены.

 

 

В мастерской художника всегда находились натурщицы. Многие из них были проститутками, что объясняет раскованность и позирование в зарисовках половых актов. Модели болтали и отдыхали, готовые отреагировать на жест художника и немедленно начать позировать. Климт фиксировал в блокнотах и на отдельных листах едва уловимые жесты, части тела, позы. Под его карандашом плавные линии образовывали жизнь, складывались в единую композицию, достойную независимости от общего плана картины. В поиске идеала появлялось до ста набросков к одному лишь фрагменту. Детали художник прорабатывал до мелочей, виртуозно вращая предмет этюда в трехмерном пространстве листа. Свои рисунки Климт не считал самостоятельными работами, поскольку для него они были лишь средством достижения цели. В десятках тысяч графических рисунков он мастерски фиксировал мгновения жизни своих бесчисленных натурщиц. Сохранилось из этого множества лишь чуть больше четырех тысяч эскизов. Некоторые из них находятся в галереях мира, другие - в частных коллекциях.

Творчеству австрийца характерны аллегории и символизм. На примере «Данаи» лучше всего можно разобрать замысел автора, заодно отметив претерпевший изменения первоначальный этюд. Подготовительный эскиз намного более откровенный, нежели сам холст. Раскрепощенная поза гречанки в итоге заменена скромной.

 

И тем не менее, сюжет остался, изменилась лишь форма: Зевс золотым дождем проникает в лоно Данаи, совершая зачатие Персея. Очевидно, что золотой дождь – это семя Зевса, черный прямоугольник – символ мужского начала, а окружности на ткани - не что иное, как начальная форма эмбриона. В дальнейшем эти символы еще не раз встретятся на картинах, намекая на биологические процессы. На одеждах влюбленных «Поцелуя», вокруг золотой Адели, на платье «Надежды II» и во многих других работах художника.

В набросках разных годов прекрасно прослеживаются изменения стиля. С уходом от академизма зарисовка приобрела иной характер. Отныне внимание фокусируется на передаче положения фигуры на холсте, ее жестах и поведении. Со временем художник отказался от ломаных линий, которым отдавал предпочтение до 1900 года. В его эскизах появилась простота, не умаляющая точность передачи послания. Методом изображения стал абрис, а предметом художественной страсти – тело человека. Вместе с этим, примерно в 1904 году, Климт сменил привычный дуэт упаковочной бумаги и черного мелка на более мягкую японскую бумагу и графитный карандаш, порой прибегая к синему и красному.

Например, рисунок «Лежащая обнаженная» (1913) полностью выполнен красным цветом, на этюде к «Юдифь II» (1908) присутствует синий, на эскизе к портрету Фридерики Марии Беер (1915-1916) губы чуть видно окрашены алым. В остальном Климт редко изменял классическому графиту. Но за всеми техническими моментами стоит главное изменение – фокус окончательно смещается на женщину и зарождающуюся в ней жизнь.

В начале ХХ века развитие медицинских и биологических наук в Вене набирало обороты. Исследования человеческого мозга привели к ряду открытий, в том числе к заложенным в нем первобытным инстинктам. Интерес к человеческому телу у Климта появился после знакомства с трудами Дарвина, а к бессознательному он пришел от Рокитанского, Мейнерта и Фрейда. Меценат и поклонник творчества Климта Эмиль Цуккеркандль неофициально учил художника биологии, посвятил его в эмбриологию и даже приглашал на вскрытия. Светские встречи в салоне его жены, Берты Цуккеркандль, поощряли диалог между учеными и художниками. К модернистам довольно быстро пришло осознание важной роли бессознательного в поведении человека. В особенности диалог с наукой повлиял на творчество Климта. Приглядевшись, можно найти в цветных узорах на полотнах и орнаментах сходство с клетками, а в графике с 1904 года все больше сексуального контекста. Через образ матери и ребенка, темы смерти, зачатия и трех возрастов женщины художник призывал общество задуматься о таинствах природы, но среди своих современников снискал лишь непонимание и осуждение.

Подводя итоги, все же скажу несколько слов о самой выставке. Коллекция рисунков в Пушкинском скромна не только по количеству экспонатов, но и по их содержанию. Даже в первую очередь по содержанию. Очевидно, общество в нашей стране все еще не готово пересмотреть творчество Климта и возвести его в ранг искусства, а не порнографии. Есть предположение, что на нашем веку самые интересные к изучению рисунки так и будут путешествовать по всему миру, минуя нашу страну. Конечно же, все работы достойны внимания, но, на мой взгляд, обсуждаемая в статье тема более интересна многим поклонникам творчества австрийского художника.
 


Выставка в ГМИИ им. Пушкина продлится до 18 января 2018 года