Художник и графический дизайнер Кенни Кид (творческий псевдоним; настоящее имя Артем) посетил наш уютный лофт и рассказал об отношении к творчеству, религии, а так же своих мечтах и жизненных трудностях.

 

Artifex: Расскажи про объединение Smokin' heroes.

Я не являюсь его участником. Мы делали несколько коллабораций.

Была история такая: про «Паразита кусок» - это тоже стикербуки. Я им отправил свои работы и их не заценили. И через какое-то время мне написали из Smokin' heroes, по-моему, Зорик написал мне сам, мол классные работы и предложил поучаствовать. Они сделали несколько художников. Мои были две странички. И, когда ребята узнали, что у меня много еще заготовок работ такого формата, мы сделали отдельный стикербук чисто с моими работами. Продвигали на Faces&Laces стенд с этими стикерами и картинами. Познакомился там с чуваками из «Comedy club» – забавные ребята.

Artifex: Расскажи об участии в Faces&Laces.

Два раза там участвовал. Мне понравилось, очень круто. Он, конечно, очень коммерческий. Все равно там очень много стендов, от которых я офигел.

Тем-более, что площадка расположена в центре Москвы и многие люди могут туда прийти.

Artifex: Как давно стал рисовать? С чего все началось твое творчество?

Я рисовал вообще всегда, сколько себя помню – то есть с самых ранних лет. У меня было х*ровое детство, я абстрагировался и жил в своих мирах. Потом они стали эволюционировать графически и получилось то, что есть.

Artifex: Какие эмоции ты туда вкладывал: негативные с помощью проявления агрессии, или же это был твой сокровенный мир, закрытый от всех?

Что-то среднее на самом деле. Это был и мой мир. Меня вообще заряжает ненависть. Я считаю, что это замечательное чувство: когда я ненавижу, я рисую картины. Любовь – это пассивное, непродуктивное чувство лично для меня.

Artifex: Какие тебе проекты больше нравятся: твои личные или на коллаборации?

У меня не получается рисовать на заказ. Не знаю почему. Я анализировал это. И мне кажется, люди, которые заказывают у меня иллюстрации, не совсем понимают мой стиль и поэтому то, что я рисую в своем стиле, так как не хочу никого копировать, они не ценят. Поэтому в какой-то момент я перестал брать иллюстрации на заказ. И их я рисую просто для себя — чтобы выразиться графически. А деньги зарабатываю веб-дизайном, графическим дизайном, логотипами. И в какой-то момент перестал их смешивать: рисунки-это творчество и самовыражение, а коммерция- это дизайн, графика.

У меня нет особого желания продавать своё искусство. Оно для меня. Продаю дизайн и радуюсь с этого. А так берусь за иллюстрацию, если мне только дают полную свободу.

Artifex: Какая тебе больше всего запомнилась колаборация?

У меня не так много было коллабораций. Наверное, стикербук была самая запоминающаяся.

Artifex: В какой момент ты понял, что хочешь сделать стикербук? Что сподвигло на переход с рисунка на стикеры?

Мне в целом близка уличная культура — я родился в гетто и жил там. Я из города Магнитогорск. Там крутая граффити-тусовка. Я одно время занимался стенсилами - то есть вырезаешь траффарет и делаешь на стене чисто трафаретную штуку. Но я все-таки домашний парень, меня не прикалывает этот адреналин, когда ты рисуешь и думаешь: вот вдруг за тобой побежит сейчас кто-то и поймает. Мне больше нравится рисовать с планшета. Я не гонюсь за адреналином. Мне хочется именно выражаться и вкладывать смысл.

Artifex: Было ли у тебя время, когда ты отрицал свое искусство, когда создал, а потом разрушил?

Было. Помню, нарисовал картину. Она такая довольно дарковая. Вот как на картине «Сотворение Адама», где он тянется к Богу. Так вот, я нарисовал, будто моя рука тянется к Дьяволу. И на заднем плане происходит социальная ситуация, где много деталей. Например, генерал в виде демона, у которого карманы напичканы деньгами. Но у меня тогда был такой темный период. Я только переехал в Москву и никого особо не знал.

Как-то распечатал эту картину в большом формате метра полтора на полтора. Мне она нравилась, но я жил тогда с чуваками и девочкой. Это были мои единственные «критики» на то время. Я ей показал картину. А она ответила: «Круто, я бы ее у себя в туалете повесила». И я так запарился тогда и выкинул ее в мусоропровод. Наверное, сейчас бы я этого не сделал.

 

 

Artifex: Почему ты решил переехать в Москву?

Переехал потому что в городе Магнитогорск невозможно жить. Там есть завод и все, молодёжь его прозвала "Мордор", потому что ночью там всегда горит огонь на высокой трубе, похожий на око Саурона. Ну а работать на комбинате, таскать каждый день уголь (или что они там делают) - не для меня. Я доучивался в институте, уже почти диплом получил. Он у меня даже написан был, оставалось только сдать. Даже защищать не надо было: просто принести.

Artifex: Расскажи об институте, отношении к образованию.

В институте я учился, потому что мама верит, что без высшего образования я пропаду в этой жизни. И у меня был выбор: либо я оканчиваю учиться и получаю этот диплом, но вообще не известно — зачем он нужен, либо бросаю учиться и переезжаю в Москву. Точнее как это было: я брал еще год академического отпуска и переезжал в Питер. Возненавидел этот город. Ничего не нравиться там: ни люди, ни архитектура, ни погода — реальное болото! Туда ехать только депрессовать и саморазрушаться, а в Москву ехать — самовыражаться.

Так вот, у меня был выбор. Я его сделал. И не жалею об этом. Мама сначала расстраивалась, а сейчас поддерживает и говорит, что правильно сделал. А в дипломе у меня было бы написано «менеджер по туризму». Я чувствовал, что это вообще не мое. Сначала я поступил на бюджет на культурологию, меня это так привлекало — изучать искусство. Но меня выгнали оттуда на первой же сессии. Причем не из-за того, что я плохо учился. Наоборот, я старался очень — я просто не вписывался в тот коллектив. Там были просто мыши и им очень не нравилось, что в их «обществе» есть кто-то другой. Мыши в моем понимании — это как психотип людей, которые сидят за первой партой, учат все, сдадут тебя при первой же возможности. Если ты что-то сделаешь, а она об этом узнает, обязательно сольет. Нет, я вспомнил, там были еще несколько человек, которые, как и я, были более-менее личностями. Так нас всех отчислили — просто объективно слили на экзамене. И оставили только мышей.

Artifex: Как повлияла на тебя эта ситуация? Задумывался на чем-то?

К вопросу о креативном классе: нам втирают про нехватку специалистов, но при этом бьют дубинками за любое проявление креативности, а потом еще и заводят дела. Мы живем в стабильности, но при этом хотим развиваться. Стабильность — это стояние на месте, а развиваться — это идти вперед. Невозможно одновременно стоять и идти. И если ты выступаешь против и у тебя есть мнение, ты выйдешь его и выразишь, то результат на деле выходит очень печальным…

Это и про политику. Точнее, об отношении к ней. С 2013-го года я хожу на митинги. И попадал в автозаки, и пару раз получал дубинками. И вот я часто задумываюсь над тем, чтобы свалить, но я люблю свою страну и Москву, но то, к чему все идет, меня временами пугает, это раболепие не искоренить.

В Европу, наверное, или в Азию переехал бы. Мне близка американская и азиатская культура и их смешение. Я на них вырос: играл в их игры, смотрел аниме. И вообще не знаю, что бы со мной было. У нас серость, жесть творилась: 90-ые, героин, алкоголизм, маленький рабочий городок — я бы просто не выжил без культурных кодов.

Artifex: Что скажешь тогда о русской культуре?

Да ее вообще нет, считай. Рэп-клипы, баттлы, рэйвы — это не наше. Вся современная русская культура — это байт. Не могу привести примеров русской культуры, кроме зашкваренных лаптей и матрешки. Всё то, что есть в нашей культуре - не русское.

Artifex: Когда переехал, тебе было сложно или легко все давалось?

Сложно было финансово. Хотя сразу почти нашел работу. Мы платили за квартиру и денег совсем не оставалось. Сто рублей в день было на поесть — не комфортно, конечно же.

Не знаю даже, рассказывать ли... С психической точки зрения, у было нестабильное состояние, сходил с ума, галлюцинировал. Меня друг записал к психиатру. Даже не я сам: настолько мне было плохо. Вышел от врача с диагнозом «острый психоз», пичкал себя таблетками «Галопередол». И понял, что превращаюсь в нечто овощное. Тогда я принял решение перестать их пить и начать разруливать ту кашу в голове, которая у меня была. Начал читать книги по психологии. И вот сейчас, думаю, более-менее разрулил. Отголоски остались, конечно. Но в целом все хорошо.

Artifex: Какие книги по психологии тебе помогли в то время?

Я много какие читал. Фрейд мне не нравится, у Эриха Фромма прочитал вообще все книги. Он по большей части помог мне. Он берет основные знания, открытые по психологии того же Фрейда, обрабатывает, дополняет и доводит до логического развития. И мне понравилось, что он разбирает личность в разных книгах с разных сторон. Например, книга про деструктивные качества человека, про созидательные, Дальше идет про разбор социума — здорового и нашего, которое далеко от этого. Он мне очень помог, даже посоветовал бы всем, кто начнет сходить с ума! (смеется)

Благодаря книге «Искусство любить» я пересмотрел свое отношение к любви. И если что-то рушилось в моей жизни, я понимал, почему это происходило. У автора очень интересный подход к этому понятию.

Artifex: В начале нашего интервью ты сказал, что ты считаешь любовь непродуктивной в отношении к творчеству. А когда ты читал книгу «Искусство любить», какие чувства тебя накрывали?

Мне нравится чувство любви, но когда оно затрагивает сферу искусства, я становлюсь вялым и непродуктивным. То есть я просто ничего не делаю и наслаждаюсь этим чувством. Но графически выразить это мне не хочется, хоть и есть несколько старых работ. Все-таки это не моя сфера искусства.

Artifex: Над какими проектами работаешь сейчас?

На самом деле много над какими. Очень сильно ушел в дизайн. Он мне раньше казался низшей формой. Что это даже не искусство. А как разнорабочий: просто кто-то кладет кирпичи, а ты соединяешь плашки. По сути это так и есть, но в какой-то момент я даже подзабросил рисовать картины, начал прокачиваться. Сам процесс прокачки мне начал нравиться. Но я немного отвлекся.

У меня есть друзья, с которыми я живу. Мы вместе сделали настолку "Криминал". Это сейчас у меня самый масштабный в плане объёма работы проект. Потому что много сил туда вложено и в плане графики, и в плане механики, 3 года делали, сейчас тестовую партию на 50 коробок выпустили для друзей, думаю зимой уже полноценно зарелизим.

Artifex: Правильно ли я понимаю, что ты сам придумываешь правила?

Вместе, тестим, потом думаем и выдаём результат, это командная работа. Первая пробная версия была сделана на коробки из-под пиццы. Использовали бумажки, монетки и то, что было под рукой.

Artifex: Кому и когда пришла в голову эта идея?

Эта идея принадлежит моему другу Андрею. Мы снимали разные квартиры в Москве, пьянствовали. И вот после одной из таких пьянок, он сидел и накидал простую идею на коробке из-под пиццы. Мне показалось, что это интересно. Мы стали ее дополнять и в итоге она разрослась настолько, что нам даже пришлось ее снова упрощать, выкидывать скучные элементы, усиливать новые. Называется она «Криминал». В основе она похожа на «Монополию», только круче в разы. Там тоже есть поле, по которому нужно ходить и скупать территории. Но в «Монополии» раунд может длиться много часов, не встречал тех, кто вообще доигрывал её до конца. И это будут часы скуки, а это самая продаваемая и популярная игра в мире. Взяли концепцию с нее и сделали ее более динамичной. В ней можешь выиграть как бизнесмен, как гангстер, много ролей. Также мы сократили длину раунда до двух бодрых часов, недавно на игроконе тестировали на случайных людях, было круто, все прониклись и заценили.

Artifex: Когда ты переехал в Москву и у тебя был сложный период, как это сказалось на твоих картинах?

Ну да. В то время, когда я приехал в Москву и до того, как я переехал, у меня были очень странные картины (улыбается). На них был мега-детализированный треш. Со временем они упрощались, становились более графичными. Когда ты находишься в состоянии психоза, твоя ненависть ко всему зашкаливает. В том числе и к себе. Так как было много ненависти, было много и деталей. Например, сейчас я не могу взять и сделать такую картину, потому что во мне нет столько ненависти. Слава богу, на самом деле. Именно поэтому в данный момент я делаю менее детализированные, но более выдержанные картины. Они будто подобрее стали.

 

 

Artifex: Если говорить о том, какую сторону ты выберешь, то какую-темную или светлую по отношению к религии, божеству?

Я верю в Бога, но я не верю в религию. Потому это древний атавизм из средних веков, который давно пора менять. Я понимаю, что религия основана на традиционализме, именно поэтому она не меняется. Но в ее основе лежат некие идеи, которые исказились за все это время и уже потеряли свою актуальность.

Например, «относись к другому человеку так же, как бы ты хотел, чтобы относились к тебе» - основная идея в христианстве, которую так и не смогли усвоить верующие. У меня лично другое видение Бога. Я считаю, что Бог - это сама вселенная и есть. Она имеет сознание, которое мы не способны осознать, но способны почувствовать. Мы по сути летим на этом булыжнике. И вселенная нас создала, то есть она и есть Бог в понимании религии. Это, конечно, сама по себе, скользкая тема, но они же сейчас просто выкачивают деньги из людей и подменяют основную идею, которая была изначально. Поэтому, я считаю, что в храмах давно бога нет.

Artifex: В твоей картине, где ты тянешься рукой к Дьяволу, какой ты смысл вложил в него: религиозный или иной?

Скорее социальный. В своей жизни я встречаю много людей и одни из самых добрейших — это мои друзья. У одного из них на животе огромная татуировка-пентаграмма с головой козла. Добрейший души человек. И вот я задумался: бывает, встречаешь набожных людей, а они в душе гнилые. Получается, что на самом деле злые люди «носят добрые маски» и наоборот. Может быть, частично эта идея отражена в той картине.

Artifex: Говоря о планах на будущее, какие бы проекты ты хотел бы воплотить в жизнь?

Хочу сделать большую выставку. Есть проект в голове. Но опять же это упирается в деньги. Да, это возможность - с ними ты можешь сделать и организовать совершенно любой проект. Поэтому мы вынуждены с сними считаться. Но сама концепция денег мне ненавистна. Могу понять, если человек стремиться к деньгам, чтобы реализовать то, на что они ему реально нужны. Но если у него нет этой идеи, ему нужны деньги, теряется смысл и деньги уже становятся для него просто для того, чтобы «зарабатывать-тратить» и по новой. Попадает в этот круговорот потребительства, и в итоге теряет себя. А таких людей очень много.

Artifex: Хорошо. Давай отвлечемся от этого и представим, что ты встретил себя самого через 5 лет. Что бы ты сказал самому себе?

Это сложно представить (улыбается). Я даже не знаю, где окажусь, кем буду, где буду жить и что буду делать.

Не, правда, не могу сказать. Мне нравится просто плыть по течению. Просто делаю то, что мне нравится. Заметил такую тенденцию, что все само по себе складывается. Никогда специально не ищу проекты. Они сами находятся. Например, ты куда то случайно попадаешь и находишь нужного человека. У меня все проекты такие.

Однажды пришел на концерт Пита Доэрти (британский музыкант и поэт, участник различных инди и панк-коллективов — прим. ред.) У меня были последние 5 тысяч рублей. Мы решили с подругой пропить их. Мне нравятся такие состояния, когда ты вынужден импровизировать. Нет денег — придумываешь, где их достать.

Так вот, я встретил там классного журналиста, которым я зачитывался в депрессивный момент моей жизни — Евгения Медведева. Его цикл статей «Маятник» - остро-социальные истории, подноготная история работы в РБК. Начинал читать на «Дистопии», потом их перестали выпускать. Причины есть на самом деле. Он многое говорил про политику, и про другие сферы. Его подхватил «Сноб» и довыпускал до конца весь цикл. Мне очень понравилось. Он прямо как Хантер Томпсон в гонзо-журналистике!

И мы с ним встретились в баре, я спросил — он ли это, угостил его, мы с ним разговорились и подружились. Потом встретились, он попросил сделать сайт для книги, промо в соц. Сетях, баннеры итд, получился проект. Причем, особо не обговаривая денежного вопроса. Сказал только, что в долгу не останется. Я согласился, мне нравился этот проект, он мне нравился как личность.

Artifex: Когда ты в последний раз делал что-то в первый раз?

На днях узнал, что такое "интервенция" в изобразительном искусстве, собственно пришёл на выставку арт-группы BRITVA и повесил свою картину рядом с другими на пофиг, с нашим великим паханом всея руси, забавно вышло, надо почаще так делать.

Оставляем ссылочки на нашего героя:

Кстати, инстаграм он завёл совсем недавно, ему будет приятно, если ты подпишешься!

https://www.behance.net/k3nnykid
https://www.instagram.com/k3nnykid