«Наши работы должны были сделать мир проще, прекраснее,
преобразить его…»

© Жан Арп

Все лучшее в простоте, потому что именно благодаря ей получаются шедевры. Французского художника, скульптора и поэта Жана Арпа (Jean Arp, 1886–1966) вдохновляла природа, в своих произведениях он использовал простые и мягкие, как изгибы человеческого тела, формы, так как считал, что бессмысленно воссоздавать словом или кистью и масляной краской уже и так существующее в природе. Эти рассуждения стали основанием для возникновения абстрактной скульптуры и дадаизма, нового направления в искусстве.

 

Жан Арп родился в Страсбурге 16 сентября 1887 года. Он учился в Страсбургской школе искусств и ремесел и поначалу даже не думал становиться художником. Первые публикации были сделаны им как поэтом. При этом молодой человек предпочитал оставаться в тени: он практически не выступал сам с публичным чтением своих произведений, предпочитая, чтобы это делали за него другие. Жан восхищался «самовитым» словом и уже в первых стихах отказался от связных предложений. Слова для него всегда хранили в себе какую-то тайну, а он играл ими, как ребенок с кубиками, придавая пластичность, независимо от их значения. Ранние стихи Арпа, которые вошли в сборник «Птица сам третий» (Der Vogel selbdritt, 1920) несут на себе следы увлечения экспрессионизмом, которому он останется верен и в поэзии, и в живописи, и в скульптуре.

Благодаря увлечению поэзией, Арп знакомится с ведущими европейскими художниками, в том числе с членами группы «Синий всадник», которую возглавлял Василий Кандинский. Именно он открыл юноше дорогу в мир духовных экспериментов в литературе, а затем — и в «новое искусство».

Началась война, и художнику пришлось уехать в Цюрих. Именно там были выполнены многие его работы, там он познакомится со своей будущей женой Софи Тойбер и впервые покажет свои модернистские геометрические коллажи, многие из которых были созданы вместе с ней.

Работа «Геометрические формы» (1914) обращает на себя внимание цветовой палитрой, где в изобилии представлены все оттенки оранжевого, бардового и коричневого. А по поводу геометрии в этой работе один из его современников даже заметил в шутку, что художник «влюблен в куб и кругу, в четкие, резкие линии».

 

Антитезой ярко выраженной геометрии «Форм» является картина «Геометрический коллаж» (1916). Для ее создания художник и его жена использовали машинку для резки бумаги. Они пытались приблизиться к «чистой действительности». Это было искусство безмолвия, направленное не к внешнему миру, а к внутреннему покою бытия.

В 1916 году в Цюрихе Арп основал группу «Дада», которая стала для него способом и возможностью переосмысления искусства. Молодой поэт и художник, испытывавший желание отрешиться от застоявшегося искусства, всецело погрузился в новый мир дадаизма, использовавшего в качестве средств выражения элементы бессмыслицы и абсурда.

 

Жан считал, что, изменив искусство, можно изменить жизнь людей. Так, работы «Автоматический рисунок» (1916) и «Форма земного леса» (1917) кажутся странными, несерьезными, но за этим шутовством скрыт глубокий творческий замысел. Арп никогда не испытывал противоречий, свойственных Рихарду Хюльзенбеку или Тристану Тцаре. Его работы были свободны от политического подтекста или философских размышлений и представляли собой антитезу безумию окружающего мира.

Дадаизм нашел отражение и в скульптуре Арпа. Абстрактные деревянные рельефы выполнены по «закону случайности», которому он придавал большое значение, доверяя не предварительному замыслу, а самому процессу работы. Например, скульптура «Человеческая масса» (1933), как говорил сам Арп, «образовалась» без его содействия, ему «оставалось только двигать руками». Художник полностью отдавался творчеству, не делая черновиков или набросков, так как считал, что именно по такому принципу строится жизнь: она непостижима, необъяснима, необходимо просто отдаться ее власти.

 

 

Ретроспективная выставка работ Арпа была организована в 1958 году в Музее современного искусства (Нью-Йорк). Примечательно, что работы на ней были расположены согласно закону вероятности. Он с величайшей серьезностью относился к дадаизму, но все же сохранял едва заметную дистанцию и при случае мог не без удовольствия посмеяться над ним. Его дар наблюдательности был неповторим, а ирония помогала ему сохранять необходимую трезвость, возможно, именно поэтому Арп творец с большой буквы.
 


Автор: Екатерина Луценко