«На бледной маске лишь глаза лучились теплом и ясностью, как глаза ребенка или затворника. Но этому взгляду противоречила горькая складка губ. Нет, улыбкой ее нельзя было назвать. Слишком много было в ней принужденности...», – писал о нем один из биографов.

В отличие от типичных историй, Морис Утрилло (Maurice Utrillo, 1883-1955) не тянулся к искусству с самого детства, не был юным дарованием. С самых первых месяцев жизни у него проявились признаки нервного расстройства, которые остались на всю жизнь: он мог внезапно оцепенеть, задрожать всем телом или вообще перестать дышать… Сегодня я хочу познакомить вас с талантливейшим человеком, биография которого никого не оставит равнодушным.

 

Морис Утрилло – выдающийся французский живописец, мастер городского пейзажа, который работал в стиле модерн. Его мать, Сюзанна Валадон, была натурщицей. Она позировала для таких известных художников как Ренуар, Дега, де Тулуз-Лотрек. Сюзанна с детства увлекалась живописью и, познакомившись с различными художниками, набралась у них опыта и мастерства, отточила технику. Впоследствии она стала первой женщиной, которую приняли во французский союз художников. Об отце Мориса до сих пор идут споры, так как в отношениях с мужчинами Сюзанна придерживалась свободных взглядов.

Детство Мориса было очень трудным. Воспитанием мальчика занималась бабушка. Рождение внука ненадолго отвлекло ее от пьянства. Ухаживать за ребенком с психическим расстройством ей было тяжело. Мальчик был необщительным, частые приступы гнева и агрессии не позволяли заводить ему друзей. Нередко после очередного нервного срыва бабушка отпаивала Мориса смесью из красного вина и бульона. Такой напиток считался успокоительным у крестьян.

Алкоголическую зависимость Морис приобрел еще до того, как научился нормально разговаривать. Всю юность он провел на улице. Алкогольные запои и употребление наркотиков привели к тому, что в 1902 году он впервые попал в психиатрическую больницу. После этого случая мать, не зная, как отвлечь сына от пагубных пристрастий, стала предпринимать попытки увлечь его живописью. И случилось чудо: юноша, не имевший никакого образования, руководствуясь только советами своей матери, стал писать картины. Конечно, это не стало решением всех проблем. Болезни никогда не покидали Мориса, но живопись выручала в сложные периоды, добавляла ценности жизни.

В своих картинах Морис Утрилло упрощал реальные формы, сводя очертания предметов к их основе. Чтобы оживить свои полотна, он добавлял в масляную краску, которая, по его мнению, была слишком прозрачна, известь, песок, гипс и даже кусочки мха. Нанести на холст краски с такой примесью обычной кистью было почти нереально, поэтому он использовал нож, после чего пальцами разглаживал краску.

«Оригинальный квартал Парижа с его провинциальными уголками и нравами богемы», – так характеризовал Утрилло Монмартр, который стал любимой темой в его живописи. Именно виды этого района Парижа принесли художнику мировую славу.

Если долго вглядываться в некоторые пейзажи Монмартра, то появляется тихая щемящая тоска и горечь. Красота полупустых улочек, серых домов с черепичными крышами, потрескавшихся от времени стен, больших белых церквей – все это наполнено какой-то безнадежностью. Пространство в его картинах замкнуто, кругом стены, тупики. Как будто время на полотне остановилось, а точнее - оцепенело от печали.

 

 

«Ворота Сен-Мартен» – одна из ранних работ художника, написанная в 1909 году, является прекрасным доказательством вышесказанного. Темные, холодные тона, пустые черные окна без света, повозки, которые, кажется, еле тащатся куда-то вперед. А что там? Светлое будущее? Может быть, надежда? Отнюдь. Нет. Там - темное пятно, тупик, или очередной поворот улочки, который приведет к такому же повороту. И туда идти не хочется - и тут стоять тоскливо.

Впервые работы Утрилло были выставлены в том же году в парижском Осеннем салоне. Вскоре после этого он уехал в небольшое путешествие с матерью и отчимом на Корсику и в Бретань, но и там продолжал по памяти писать Монмартр.

Первая персональная выставка Утрилло состоялась только в 1913 году. После нее у художника наконец-то появились поклонники, которые были настоящими любителями живописи. До этого момента вокруг молодого человека крутились в основном шарлатаны, которые, зная о его пагубной привычке, нередко выменивали картины на выпивку.

Но не все работы Мориса Утрилло были серыми и холодными. Например, в 1914 году он написал картину «Улица в Монмартре». На первый взгляд полотно очень яркое, даже нарядное. Голубое небо почти безоблачно, а темных цветов практически нет.

 

 

Но в закрытых окнах и давящих высоких стенах опять проскальзывает что-то тоскливое. Как будто художник очень мал и очень одинок. Это снова тема тупика, и кажется, что выхода из этого города нет.

Говоря о творчестве Утрилло, нельзя не сказать о картине, которая выбивается из ряда городских пейзажей. Психическое расстройство никогда не оставляло Мориса, лишь отступало на время.

«Он бродил по улицам Парижа и его предместьям, бессознательно ища приключений, которые иногда и находил. Он был даже рад какой-нибудь сомнительной встрече, лишь бы разрядиться и истратить избыток силы хотя бы в драке…», – вспоминал его друг Франсис Карко.

Энергия безумия копилась в художнике, и не всегда находила выход в драках или алкоголе. В 1916 году он опять попал в психиатрическую клинику, где медики долго ставили его на ноги. Это стало толчком для написания картины «Безумие». Глядя на нее, можно в полной мере ощутить, как на самом деле страдал Морис, и как мучительна была его болезнь.

 

 

Изменения в творчестве Утрилло произошли после окончания войны. Живопись стала менее сдержанной, художник начинает изображать город в праздничные дни, когда улицы украшались флагами и афишами. В этот период он пробовал писать гуашью и акварелью. С каждым годом слава живописца росла, выставки проводились регулярно, а полотна продавались за безумные деньги. Он делал эскизы декораций и костюмов для балета «Барабо» по заказу русского театрального деятеля Дягилева, который ставили в Париже в театре Сары Бернар. А в 1929 году его даже наградили орденом Почетного легиона.

С возрастом мать Мориса поняла, что сыну нужен будет сильный покровитель, когда ее не станет. С женщинами у художника отношения не ладились. Они боялись его болезни, а он, насмотревшись на любовников матери, редко ими очаровывался. В 1935 Сюзанна Валадон устроила сыну брак с богатой вдовой банкира Люси Валор, которая с радостью взяла (не без выгоды для себя, конечно) Мориса под опеку. Спустя время, по настоянию Люси, супруги уехали из города в парижский пригород, где Морису было труднее вести разгульный образ жизни.

Но тема Монмартра никогда не уходила из его творчества. Для изображения любимого района Морису было достаточно почтовой открытки или собственной памяти. Но пейзажи становились однообразными, монотонными и плоскими, что придавало им сходство с театральными декорациями. А изображенные на них люди стали напоминать марионеток.

К концу жизни Морис Утрилло полностью «зациклился» на прошлом. Он был болен, практически не выходил из дома и продолжал писать только Монмартр. Даже в свой последний день он начал работать над пейзажем монмартровской улицы Корто.