Взглянув на портрет Нэнси Сперо (Nancy Spero, 1926-2009), сразу отмечаешь ее красоту: глубокие светящиеся глаза, белокурые волосы, стройная точеная фигура… Но картины, написанные ею, представляют резкий диссонанс с внешним обликом художницы – они трагичны, мрачны и болезненны.

Сперо рисовала историю, но она не смотрела на происходящее вокруг через розовые очки, так как ее задачей было оставить отпечаток в душе представителей подрастающего поколения.

 

Родилась будущая художница в Кливленде, городе на северо-западе Америки. Юность ее прошла в Чикаго. Там она окончила Институт искусств, а после продолжила изучать живопись в Национальной высшей школе изящных искусств в Париже.

Выйдя замуж за известного живописца Леона Голуба, Нэнси навсегда обрекла себя на то, чтобы оставаться в тени супруга. А после того как она стала матерью, ее и вовсе перестали замечать как художницу. Но это не тяготило ее. Она работала по ночам, так как хлопоты и заботы о трех детях заполняли весь день. Американка была известна как активная феминистка, но никогда не жаловалась на женскую долю, если речь заходила о семье.

Ранние работы Сперо лишены той драматичности и строгости, которые свойственны ее более позднему творчеству. Пожив некоторое время в Италии, затем во Франции, художница увлеклась римскими фресками, мифологией и древним искусством, что отразилось в ее произведениях.

Paris Black Painting – целая серия работ, созданная в годы раннего творчества. «Черными» они названы из-за определенной техники, которую использовала Сперо при написании данных картин. Покрасив полотно черной краской, художница тканью, намоченной в скипидаре, вытирала части изображения для того, чтобы что-то перерисовать или перекрасить.

Наглядный тому пример - картина Lovers (1962). Уже по названию можно догадаться, что на ней изображена влюбленная пара. Но не совсем понятно, кто здесь мужчина, а кто – женщина. По мнению художницы, неопределенность полов – признак слияния мужского и женского начала, что в результате превращается в некую единую сущность. На изображении видно, как два тела переплелись на уровне ног, но между головами есть пространство, и эти люди смотрят друга на друга. Получается, что они одновременно вместе - и порознь. Но ведь именно в этом и состоит любовная интрига - быть единым целым, но не подавлять личность партнера.

 

 

В 1964 году Сперо вернулась в США. Там она начала активно выступать на митингах и общественных собраниях антивоенного, правозащитного и феминистского характера. Как и многие другие деятели искусства, Нэнси посвящала свои произведения насущным проблемам, которые волновали не только ее, но и остальных людей – это повсеместное злоупотребление властью, расизм и доминирование в обществе мужчин.

Обеспокоенная политическими событиями в стране и войной во Вьетнаме, художница выпустила серию картин The War Series (1966-1970). Около пяти лет ее творчество было всецело посвящено войне. Через бумагу и гуашь Сперо выражала ярость и протест против насилия, страдания, смерти ни в чем неповинных людей. Уже тогда главными героинями ее произведений стали женщины, представительницы разных национальностей и вероисповеданий. Именно они больше всего страдали, и в первую очередь - из-за мужчин, потому что власть находилась в их сильных руках.

В 70-х годах феминистическое искусство приравнивалось к политическому протесту, и многие арт-площадки отказывались выставлять работы такого характера. Наряду с другими активистками, Сперо боролась за присутствие произведений женщин в музейных коллекциях, она стала соосновательницей первой в Нью-Йорке галереи женского искусства AIR (Artists in Residence). Сама Нэнси говорила:

«Я решила обратиться к теме, в которую я непосредственно включена – проблемы женщин. Я хотела исследовать более ощутимые страдания»

Первая откровенно феминистская работа Torture of Women (1976) появилась после участия Сперо в группировках WAR (Women Artist in Revolution). Два года она собирала материал для выставки: печатала фрагменты текстов из масс-медиа и машинописные сообщения о притеснении и сексуальных оскорблениях женщин при тоталитарном режиме, рисовала женские образы, которые были основаны на фигурах древнеегипетских плакальщиц, символизирующих женскую судьбу.

Отсылки к образам женщин разных эпох неслучайны, потому что они разрушали мифы о цивилизованности современного общества. В мире, погрязшем во лжи, преступности и насилии, нет места справедливости, как не было ее и при рабовладельческом строе.

В конце 80-х Сперо всерьез задумалась о более масштабных и необычных проектах. Она мечтала создать грандиозный спектакль, где события разворачивались бы в настоящем времени. Так она открыла для себя инсталляцию. Коллажи печатались прямо на стенах галерей, а после показа уничтожались на глазах у огромного количества зрителей.

Личная жизнь Нэнси Сперо никак не соотносилась с мрачными, порой устрашающими картинами, которые она создавала. Художница прожила счастливую жизнь вместе с любимым мужем и детьми и скончалась в возрасте 83 лет.
 


Автор: Марина Койчева