«Я считаю Ренато Гуттузо самым значительным художником современной Западной Европы».
© Английский писатель, критик и поэт Дж. Берджер.

С давних пор итальянское искусство занимает центральное место на художественной мировой сцене. И даже в самые нелёгкие для европейцев годы итальянское творчество видоизменилось в нечто совершенно новое. Словно феникс, возродившийся из пепла, оно перевоплотилось в уникальное направление в искусстве и внесло ясность в понимание животрепещущих процессов.

К слову, современное итальянское искусство богато знаменитыми именами. Несомненно, к ним принадлежит и имя Ренато Гуттузо (Renato Guttuso, 1912-1987) – итальянского живописца, яркого представителя неореализма и неокубизма, общественного деятеля и член академии художеств СССР.

 

Гуттузо был настоящим южанином. Он располагал к себе людей, обладал аристократической красотой, был силен, дерзок и по-итальянски вспыльчив. К тому же Ренато выигрышно отличался от других художников своей жизненной позицией. На своем примере он показал, как можно разрушить ограниченное живописное пространство и развивать искусство в эпоху противоречивых событий, безнадёжных разочарований и утрат.

Его монументальные полотна наполнены внутренней энергией, предельной искренностью, живостью и экспрессией. Они воссоздают суровую действительность своего времени, но одновременно с тем воспевают доблестную борьбу и справедливость. Его картины дышат страстным и волевым призывом. Они всегда социальны, актуальны, нравоучительны и психологичны.

Итальянский реформатор начал увлекаться живописью ещё в детском возрасте. Первым мастером, оказавшим влияние на формирование творческого развития Гуттузо, стал сицилийский художник, который зарабатывал себе на жизнь росписью конных повозок. Уже в 13 лет Ренато без труда подражал сицилийским пейзажистам, а будучи 19-летним юношей направил свои работы на римскую Куандриеннале, где критики сразу же обратили внимание на работы молодого таланта.

Вскоре юный Гуттузо переехал в Рим - столицу итальянского искусства. Он хотел стать юристом, но ситуация в стране повернулась неожиданным образом. Молодой человек стал борцом с фашистской диктатурой и отказался от благополучной карьеры адвоката. Но он не хотел, чтобы его творчество стало частью традиционной живописи. Смелость в деформации предметов, насыщенная цветовая палитра делали его работы запоминающимися и самобытными. К тому же в своих произведениях он тщательно исследовал социальные проблемы итальянского народа и отражал его трагическую действительность.

 

 

В картине «Друзья в мастерской» (1935) символично изображен один элемент кровати – решетка. Этот своеобразный рубеж разъединяет напряжённый сюжет картины и реальность. Ее герои почему-то задумчивы и сосредоточены, но драма словно витает в воздухе. Стоить заметить, что такого эффекта художник добивается исключительно живописными приёмами: тёмные тона, скрюченные позы героев и размашистые смелые мазки.

Художник любил и неоднократно писал крупномасштабные и многофигурные полотна. Например, в 1938-м году он создаёт большую драматическую композицию «Бегство с Этны» (1938). Полотно транслирует общее ощущение трагического хаоса перед надвигающейся катастрофой.

 

 

Знаменитый вулкан Этна ассоциировался у художника с мощным извержением фашизма в Италии. На этом полотне его волнует не точное воспроизведение действительности и расчёт пропорций, а передача сильных эмоций и цветовая палитра.

А творение «Распятие» (1940-1941) было рождено под впечатлением от трагических событий в стране и посвящено погибшим за правду героям. На картине Христос символизирует тех, кто прошел тюрьмы, пытки и казни за свои идеи. Не сразу удается увидеть в центре композиции фигуру лошади, символ страдания невинных людей.

 

 

Это своеобразная отсылка к работе Пабло Пикассо «Герника». Полотно передаёт неподдельное ощущение гнева, страдания и боли. Один очень любопытный момент: в эскизах к этой работе один из палачей предстаёт в образе Гитлера.

Удивительно, но эта картина спровоцировала скандал и вызвала волну негодования в Ватикане. Но сам художник прокомментировал своё произведение так:

«Я хотел написать эту казнь Христа как сегодняшнюю сцену»

Другая отсылка к творчеству меланхоличного Пикассо – это «Девушки Палермо» (1940). Здесь налицо футуризм, яркая цветовая палитра, угловатые формы. Но у критиков эта работа вызывает скорее недоумение, ведь 1940-й год - период антивоенного творчества художника, а эта картина выбивается из общего настроения страны и самого мастера.

 

 

После окончания войны у Ренато начинается новый творческий этап. Живописец часто выступал перед народом, печатался в прогрессивных журналах и участвовал в оппозиционных движениях. Но своим главным революционным оружием Гуттузо считал не ораторское искусство, а живопись. Именно через неё он повествовал о буднях итальянцев.

На колоритных полотнах рождается собирательный образ обычного итальянского крестьянина, созданный в лучших традициях неореализма. «Портрет Рокко с сыном» (1960), «Рокко у патефона» (1960-1961), «Человек, который ест спагетти» (1956) – на этих полотнах изображен понятный всем и в то же время многогранный человек из толпы.

 

Художник стремится передать его усталость от напряженной жизни в буржуазном городе, его одиночество и неприкаянность. И опять возможности живописи - прерывистые резкие линии, крупные мазки - помогают автору точно и ярко раскрыть эмоциональное состояние героя.

Гуттузо был неравнодушен к графике и относился к ней со всей серьезностью. Возможно потому, что с её помощью он мог быстро реагировать на политические события. Все большие произведения художника сопровождались сериями графических рисунков. Так, огромное впечатление на него произвел расстрел мирных жителей Фоссо-Адреатино. Сразу после того, как о трагедии стало известно, родилась серия экспрессивных работ «С Нами Бог» (1943). Для того чтобы запечатлеть весь ужас происходящего, художник изобразил фигуры людей распластанными на живописной плоскости, а их контуры как бы растворялись в мистическом пространстве. В 1945-м году знаменитая серия была выпущена отдельной книгой, а в 1951-м году эти рисунки заслужили премию Всемирного Совета Мира.

В начале 50-х годов Ренато практикуется в построении многофигурной композиции, которая сочетает в себе контраст, динамику и статику. Это видно на картине «Пляж» (1955-1956). На первый взгляд сюжет полотна кажется совершенно непродуманным и даже абсурдным. Насыщенная солнечным светом сцена смотрится как яркий праздник жизни, на фоне которого изображены разные социальные классы.

 

 

Состоятельные бледные скучающие от жизни девушки и изможденные чёрные от загара и уставшие от этой жизни рабочие – смелый прием совмещения двух противоположных реальностей на одном холсте.

В своих произведениях художник отходил от общепринятых образов: его всегда больше интересовал социальный статус персонажей со всеми отличительными его особенностями. Например, на картине «Буги Вуги в Риме» (1954) люди танцуют зажигательный танец, но их лица выражают не радость, а грусть.

 

 

«Юноши и девушки, танцующие буги-вуги в Риме, – обыкновенные люди. Просто они очень много перенесли и иногда заблуждаются»,- пояснял Гуттузо.

Позднее творчество художника также противоречиво. Он соединят в своих работах реальные и нереальные элементы. Например, картина «Ван Гог в борделе» (1978) отличается ярко выраженным реализмом, чёткостью, яркостью и выверенностью композиции. Но остаётся загадкой, почему художник отправил в бордель именно Ван Гога?

 

 

Ренато предлагает нам понаблюдать за посетителями известного заведения - кафе «Греко» в Риме, в котором он сам был частым гостем. Это неудивительно, ведь кафе «Греко» – это известно место, где собирались сливки итальянского общества. Мы видим на картине Джорджа де Кирико, знаменитого художника и хорошего друга живописца. Там же известная актриса Анна Маньяни, звезда французской поэзии Андре Жид. А в центральной части полотна почему-то оказываются обезумевшие японские туристы с огромными фотоаппаратами наперевес.

 

 

Гуттузо прошел длинный творческий путь от футуризма до неореализма. В своих картинах он воспевал мир и свободу, рассказывал о трудном и зачастую полном трагедий пути, который ведет к ним. В этом он видел свою миссию и говорил:

«Если бы я мог выбрать для себя историческую эпоху и профессию, я выбрал бы настоящее время и профессию художника»