Дядька Платон в своих размышлениях об идеальном государстве пришёл к выводу, что лучше музыки и гимнастики человека ничто не формирует. И если со становой тягой всё понятно, то с музыкой есть некоторые нюансы. Философ говорил нам об эстетической ценности «мусических искусств», о формировании в человеке чувства прекрасного под влиянием гармонии, и делил музыку на «правильную» и «неправильную» (Oxxximiron — выйди вон, тебя не одобряет Платон). Тут можно повозмущаться такому консервативному подходу, но Платон был умный дядька, к нему стоит прислушаться.

«Правильная» музыка, в его представлении, исполнена космической гармонии. А взаимосвязь между семью планетами солнечной системы и есть интервальные отношения в музыке. Струны лиры материальны, но они создают нематериальные вибрации, которые формируют в душе человека представление о прекрасном. Поэтому все срочно берём подмышку гусли и бежим экстренно постигать премудрости музицирования! Ну или помрём невеждами в противном случае.



Ладно, это я погорячился. Можно и просто послушать плеер. В апреле у нас принято говорить о космосе. Раз уж речь пошла о космической гармонии и взаимосвязи планет, тут нельзя пропустить симфоническую сюиту «Планеты» Густава Холста (1874 – 1934).

 

 

Густав Холст родился в Глостершире. Мама и Папа были профессиональными музыкантами, так что с будущей профессией всё было ясно. С детства Густав учился играть на фортепиано и скрипке, отдавая предпочтение первому инструменту. В 12 лет вцепился в тромбон, предполагая, что игра на нём поможет ему вылечиться от астмы, но как-то не очень помогло. Вообще парень рос болезненный. Помимо астмы, он ещё имел проблемы со зрением. А в юном возрасте у него развился неврит руки и на любимом фортепиано играть стало проблематично. Но ему очень хотелось писать музыку!

После окончания Лондонского музыкального колледжа он становится профессиональным музыкантом. Занимается преподаванием, играет в оркестре на тромбоне, пишет, сочиняет, женится, путешествует по Европе. В 1913 году, во время путешествия на Майорку, один знакомый (писатель и журналист Клиффорд Бакс) заинтересовал Густава астрологией. Композитора так впёрло, что он начал обзаводиться тематической литературкой и принялся составлять гороскопы друзьям, выясняя, у кого Луна в Рыбах, а у кого Нептун в Козероге.

 

 

Это увлечение породило грандиозную идею опуса о планетах. Только не о планетах как таковых, а об их влиянии на человеческое сознание. Здесь можно провести аналогию с древнеримскими богами, но это будет не совсем верно. Имелось в виду влияние астрологическое.

Годом позже, в 1914-ом, под впечатлением от музыки Шёнберга, Холст приступает к написанию партитуры. Через два года основная работа была закончена, но сюита постоянно дорабатывалась. Окончательный вариант оркестр получил за пару часов до премьеры в Куинс-Холле. Там сюиту сыграли лишь частично. Композитор сильно негодовал. Посчитали, что публике будет тяжеловато сразу целиком воспринять такую эксперементальщину. Мы же послушаем её полностью, как завещал сам вдохновенный астролог Холст, и о каждой части я отдельно немного расскажу.

Да, классику может быть трудновато слушать. Но есть полное видео концерта. Если уж совсем тяжело, то послушайте хотя бы 3-4 минуты от каждой части. Поверьте, оно того стоит!



Итак, первая часть описывает вожделенную планету Илона Маска. «Марс, вестник войны» — так Холст её озаглавил. Слушая эту музыку мне лично не очень хочется соваться на Марс. Страшно подумать что там со мной могут сделать!

«Марс», по задумке, должен был изображать всю гнусную сторону войны. Кровь, ужас, отчаяние, кишки. Никакой бравады и геройства. На Холста так же как и на всех художников этого времени произвели сильное впечатление ужасы Первой мировой войны.

Примечательно, что изначально Холст не делал намёка на планеты. Части назывались просто «Вестник войны» или «Вестник радости». Но всё-таки называть по планетам как-то более стильно, что ли.

 

 

«Венера, вестница мира». Полная нежности и ностальгии, идёт вторым номером, в противовес кровожадному Марсу. Но всё же, что-то вагнеровское в этой Венере есть. Чувствуете душевное томление?

 

 

Третья — «Меркурий, крылатый посланник». Динамичный, бодрый и очень лёгкий. Как будто пёрышко ветром подхватило…

 

 

Четвёртая — «Юпитер, приносящий радость». Величественный и сильный. А также добрый и справедливый. Хотя, «Папа» иногда может и побуянить, и пошалить.

 

 

Пятая часть — «Сатурн, вестник старости». Маятник Сатурна, качаясь, приближает старость. Нельзя ничего противопоставить неумолимому движению времени. Оно ритмично продолжает стоять на своём. Чувствуете? Пульс становится всё медленнее. Густав Холст любил эту часть больше всего. Он даже предполагал более мрачный и печальный финал, но его переубедила дочь Имоген. Хотя сам автор пояснял, что финал не может быть таким приятным. В реальности это совсем не так.

 

 

Шестая часть — «Уран, волшебник». Что тут добавить? И правда, волшебник. Он ещё и радиоактивный, зараза! Слушаем.



Седьмая, финальная, часть — «Нептун, мистик». Хотите загадок и тайн? У водяной планеты их много.

Слышите как поют русалки? (Какие русалки? Мы же в космосе, Митя!) Это таинственное пение женского хора в самом конце композиции. Завораживает, правда? Обратите внимание, как он очень плавно затихает в конце. В эпоху цифровой звукозаписи это можно сделать всего лишь одной ручкой, но как это сделать с живым хором?

Тут Холст проявил новаторство. Хор поёт в отдельной комнате, с распахнутой дверью. Ближе к финалу, дверь постепенно затворяют, и мы слышим, как пение делает плавный fade-out, пока окончательно не станет всепоглощающей тишиной космоса.

 

 

«Планетки» сделали Холста всемирно известным. Он, конечно, в виду своей кротости и скромности, этому не был рад. Считал, что у него есть произведения поинтересней. Ну, «Сатурн», ничего так вышел… Ох уж эти гении!

А теперь вопрос! Послушайте внимательно вступление «Марса». Есть знакомые нотки? Пока подсказывать не буду. Только намекну, другой великий композитор вдохновился этой мелодией для написания очень известного саундтрека. Первому, кто догадается о чём речь, обещаю подарить бутылку красного сухого испанского вина и крепко обнять! Ответы в комменты.