Музыкальным гурманам наших дней становится всё сложнее открывать для себя новые оригинальные проекты. Слишком много уже было спето песен и сыграно диджей-сетов. Однако кто ищет, тот всегда находит. 25-го августа в клубе “Мастерская” после долгого перерыва состоялся концерт яркого и необычного проекта Театр Любви "Theatre of Love", который использует в своем творчестве действительно нетривиальный подход к созданию музыкальных композиций.

Этот англо-русский проект базируется в Москве. Не смотря на то, что проект музыкальный, слово "театр" присутствует в названии не случайно. Театр Любви возник на синтезе двух творческих направлений: известная своей экстравагантностью английская драматургия соединяется здесь с современной психоделической электроникой. Стилистика проекта весьма самобытна, сами участники характеризуют свой жанр как "электронная мелодекламация".

Идея мелодекламации не нова, она была оформлена в самостоятельный вид искусства еще в XVIII веке Шубертом, в виде художественного прочтения поэтических текстов под музыкальное сопровождение оркестра. Однако в современной культуре этот жанр практически не представлен. Вряд ли многие из нас смогут вспомнить хотя бы несколько имен известных (а уж тем более, не очень известных) мелодекламаторов… А вот участники Театра Любви полностью погружаются в этот мир, обрамляя его цифровыми гранями современного звучания. Свое вдохновение участники проекта черпают в классической английской поэзии XVIII-XIX веков, для которой характерно романтическое воспевание красоты мира. В то же время она пронизана философским спиритуализмом и мистицизмом.

 

 

Вдохновителем проекта является Мартин Кук - театральный режиссер и эксцентричный поэт из Брэдфорда. Его творческое становление происходило в Англии 70-х, в атмосфере бунтарского арта, что, безусловно, нашло свое отражение в создании перфомансов: их отличает своеобразный драматический шарм.

За музыкальную составляющую Театра Любви отвечает московский саундпродюсер Сергей Taff. Он специализируется на атмосферном психоделическом даунтемпо, интерпретируя смыслы и образы поэм в гипнотические электронные грувы.

Перфомансы проекта представляют собой насыщенное концептуальное действо. Помимо музыкантов, в выступлениях принимает участие художница по песку Лилия Чистина, добавляя представлениям визуальной выразительности с помощью зыбких картин, они появляются и тут же исчезают, погружая зрителя в мир поэтических образов. Также одной из составляющей Театра Любви стала хореография Катерины (Нати) Беляковой, которая за основу своей пластики берет индийский храмовый танец Кучипуди. Используя его технику, Катерина перевоплощается в героев поэм и языком тела передает все драматические оттенки того или иного произведения.

 

 

Мы решили поближе познакомиться с основателями Theatre of Love, Мартином Куком и Сергеем Taff'ом, и задать им несколько вопросов об их творчестве.

Artifex: Какова основная идея проекта? В чем состоит ваше послание?

Мартин: - Основная идея проекта - в неразрывной связи литературного произведения и танца. Читая книгу, можно услышать ее сердцебиение и почувствовать пульс, особенно это относится к поэзии, сам ритм которой, на мой взгляд, словно бы побуждает к танцу. Я бы, к примеру, очень хотел увидеть, как люди танцуют под Бодлера и Томаса Чаттертона. И нет никаких сомнений в том, что Шелли мог бы стать настоящей рок-звездой, ведь он ни чем не уступает ни одному фронтмену легендарных рок-групп – такой же радикальный, дикий, трагичный, красивый и романтичный. Это гений, о котором Байрон сказал: «В сравнении с Шелли, все, кого я знаю, настоящие чудовища».

Artifex: Как происходит работа над музыкой? Из каких элементов образуется ваше звучание?

Сергей: - Мне бы хотелось думать, что мы работает в стиле психоделического трип-хопа, хотя, я не уверен, что такой существует. В целом я чувствую себя довольно скованно в рамках одного музыкального жанра. Мне нравится обращаться к глубоким эмбиентальным пространствам и размеренным ритмам даунтемпо - так же, как и к грувам техно и брейкбита. Кроме того, мы стремимся насыщать наши треки инструментальной составляющей. Особый колорит нашей музыке придает фанко-блюзовая гитара Антона Rivera, но мы не забываем и про классические инструменты, такие как виолончель или флейта, разбавляем низкий мужской тембр Мартина женским бэквокалом. В общем, стремимся к яркой и разнообразной звуковой палитре.

Artifex: Можно заметить, что в ваших текстах часто присутствуют мрачные и меланхоличные настроения. Как вы соотносите это со светлой идеей любви, которая обозначена в вашем названии?

Мартин: - «Все лучшее - от темного и светлого» («She walks in beauty», Лорд Байрон) – вот основной слоган проекта. Для меня любовь – это не полное отрицание «темной» стороны жизни, а скорее баланс несовместимых, возможно, даже несоизмеримых сил. Эта идея хорошо отражена в восточном символе Инь - Янь.

Artifex: Ваши перфомансы сложно отнести к театральным спектаклям. Чем для вас является театр?

Мартин: - Театр для меня - это пустое пространство, где генерируются самые захватывающие идеи. Я старый панк, и мне близка темная атмосфера клубов и ночной музыки, в то же время меня воодушевляет строгость и сложность авангардной драмы. Основное правило панка - "делай, что ты хочешь". Поэтому я стремлюсь объединить эти два противоречащих друг другу мира, взяв лучшее из них.

Сергей: - Для меня театральное действо - это прежде всего конфликт чувств и образов, художественное отражение сложных переплетений нашей реальности. В этом смысле я впечатлен драматическим искусством Мартина: он не просто воспринимает поэмы головой и сердцем, а словно бы вживается в них всем своим телом, перевоплощаясь на сцене в какого-то мифического поэтического героя.

Artifex: Каковы ваши творческие планы?

Сергей: - Мы наконец-то завершили работу над первым альбомом "Dreams are ToyZ", который собираемся издать в ближайшее время. Планируем также начать сезон перфомансов в Москве. 25-го августа в клубе “Мастерская” после долгого перерыва состоится наш первый концерт. Также не за горами второй альбом, так как материала за время выступлений скопилось уже не мало. Кроме того, мы хотим продолжить экспериментировать с репертуаром и расширить свою стилистику, обратившись к прозаическим произведениям. На прицеле, в частности, книга "Confession of english opium eater" 1821-го года: мы любим все старое и провокационное, а что из этого получится и как все это будет выглядеть, покажет время.