Поэты наших дней предпочитают молчать и отводят тишине значительное место в своей лирике. Они знают цену такой «пустоты» и очень ее ценят. Но почему именно сейчас главная роль отдается молчанию?

Чтобы ответить на этот вопрос стоит оглянуться назад. Ещё в XIX веке, во времена Александра Пушкина, поэзия была подобна культу. Каждый образованный человек мог написать хотя бы четверостишие «на злобу дня». Но сегодня в школах не учат рифме и такту, не ведутся поэтические альбомы, поэтому люди все чаще пишут либо в стол, либо в интернет. И благодаря такой отдаленности автора от читателя стихи приобретают более личный, и даже интимный характер. Автор доверяет читателю свои мысли и переживания, делится самым сокровенным. Стихотворение становится формой разговора с другом, записи в дневнике, когда ничего не скрывается и есть готовность поделиться самым дорогим.

 

 

Так, Константин Гадаев в своём стихотворении «Прожектором соседней стройплощадки» вспоминает о детстве, описывает то, что видел, когда был ещё школьником, как читал Тютчева. Он проводит параллель между поэтом XIX века и своими стихами. «Счастлив, кто посетил сей мир…» — эта строчка объединяет два произведения, расширяя пространство стихотворения нашего современника. Простое описание вдруг приобретает грандиозные масштабы.

Автор на многое намекает, но не говорит на что именно. Почему, например, возникает учебник химии («Пока угрюмо «Химия» листалась…»)? Почему Тютчев, а не какой-то другой поэт? Автор не говорит, что произошло, не объясняет, почему он обращается к этим воспоминаниям, но показывает все отсылки, подсказывая ответ, и доверяет читателю свою тайну.

Молчание, как форма поэтической речи, приобретает все большее распространение в литературе. Это связано с тем, что сейчас, в век инновационных технологий, когда информация поступает буквально отовсюду — из телефона, телевизора, рекламы, газеты (список этот можно продолжать очень долго) — куда важнее тишина. Стихотворение, которое не рассказывает историю напрямую, вынуждает читателя остановиться, задуматься, замедлить ритм своей жизни. Потратив определенное время на изучение стихотворения, читатель выделяет его из массы остальных.

Такое стихотворение может представлять собой всего одно четверостишие, оно может ни о чем не говорить, но все-таки сумеет «зацепить» читателя, и он будет обдумывать и додумывать прочитанное произведение.

 

 

В стихотворении Дмитрия Веденяпина «Лесная вечность» автор описывает природу, которая никак не относится к его проблеме, и сам в какой-то момент удивляется потоку своих мыслей:

Жерло? Не то! Какое тут жерло?!
Скорее, кьяроскуро и сфумато.
Опять не то, но всё равно, ребята,
Нам повезло.

Поэзия существует уже много веков, она невольно повторяет себя. Все слова уже были сказаны и написаны, невозможно повторить только тишину. Каждый раз читатель будет находить в ней что-то новое, нужное для себя.

Но важно видеть грань между молчанием и умалчиванием. Тишина ничего не скрывает. Она открыта и лишь ищет того, кто сможет её понять. Умалчивание, в свою очередь, не может в полной мере показать и описать замысел автора.

Так, в своем стихотворении «Когда я был молод, заносчив, счастлив» Сергей Гандлевский будто бы обходит стороной то, что его волнует. Но он описывает все переживания, связанные с произошедшим. Кажется, если произнеси эти мысли вслух, то все станет правдой, и он признает реальность. Ведь когда произошедшее терзает душу, не давая спокойно существовать, человек будет избегать и скрывать случившееся.

Шли и шли облака среди тишины,
и сказал я себе, поливая траву:
«Значит, так» — и заправил рубашку в штаны —
так с тех пор и живу.

После прочтения такого стихотворения читатель выясняет для себя, понятна проблема или нет. Таким образом автор отсеивает «своих» людей, ищет тех, кто может почувствовать его переживания и разделить их. Читатель невольно становится соавтором. Он добавляет к прочитанному свой жизненный опыт, свое настроение. И это, безусловно, помогает автору выделиться среди других литераторов.

Такая лирика не направлена на просвещение и информирование читателя. Ее главная цель — передача чувств и ощущений. И, на мой взгляд, в наше время, эмоции, о которых автор рассказал тихо, и даже «по-дружески», куда важнее громких деклараций.
 


Автор: Лия Позина