GLICH – это достойная армия талантливых художников, перформеров, косплееров, музыкантов и многих других. Именно они, как никто другой, дают мощный отпор ежедневной рутине, бытовухе и скуке. Их мероприятия – это одни из самых крупнейших арт-ивентов в СНГ.

Креативный директор метафизической экзистенции Геннадий Тарасевич и «большой босс» Дмитрий Трубников рассказали Artifex историю ее создания и поделились некоторыми планами и идеями на будущее.

 

Artifex: Чем занимается GLICH?

Геннадий: Мы занимаемся организацией art-fusion вечеринок и мероприятий. На текущий момент главная задача, которая стоит перед нами, - это построение большого бренда. Мы хотим, чтобы имя GLICH стало брендом, именем нарицательным.

Тематика наших вечеринок всегда разная, каждый раз мы стараемся удивить нашего зрителя: где-то показать постапокалипсис, где-то - про-аугментацию. Основная «фишка» – это показать искусство во всем многообразии его проявления. Мы выставляем не только картины, но и разнообразные арт-инсталляции, фотоработы, перфомансы, музыкальные line-up’ы, fashion показы, косплеи и прочее. Объединяем все это общей канвой, но так, чтобы никто друг другу не мешал. В целом, мы собираем все необычное и андеграундное.

Artifex: Откуда появился такой концепт?

Геннадий: Наш основной стартап – создание компьютерных игр. А это направление арта появилось, потому что Дима пообщался с одной творческой персоной и очень вдохновился. И вот она хотела сделать нечто подобное. Ну мы и согласились. Грубо говоря, мы хотели сделать крутой корпоратив. А потом все закрутилось, завертелось: начали поступать интересные предложения, появились перспективы, и мы поняли, что нашли нишу. Хотя сначала хотели просто продавать для мажоров работы андерграундных художников, скульпторов и прочее.

Дмитрий: По факту, нам просто нравится этим заниматься. Хотелось создать обстановку, где будет хорошо. Я просто не нашел таких вечеринок, поэтому пришлось делать самим. В любом клубе я чувствую себя не на своем месте, вот теперь есть тусовки для таких же фриков, как мы.

Artifex: Получалось?

Геннадий: Да, мы находили всякую дичь. Даже связались с парнями, которые выставляли самолет на прошлом Burning Man, и сказали им, что можем продать его. Они ответили, что готовы, но будет дорого, это суперсложная логистическая задача, но готовы.

Artifex: Как прошла самая первая вечеринка?

Геннадий: История довольно забавная. Мы готовились к одному большому мероприятию и искали базу для репетиции. Начали обзванивать площадки, но по цене выходило так же, как провести само мероприятие. А еще корпоратив намечался. Ну, мы и решили одновременно сделать и корпоратив, и мероприятие. Грубо говоря, посмотреть, как отреагирует публика, понравится ли самим артистам. Сделали - и получилось довольно неплохо. Пришло около полутора тысяч человек. Откровенно говоря, делали даже не в полную силу, но всем понравилось.

Artifex: Какое главное отличие от других подобных мероприятий?

Геннадий: В принципе, мы не видели подобных мероприятий нигде в мире. Ну вот Burning Man – что-то похожее.

Дмитрий: Но это пустыня целая! Переизбыток места, а у нас как раз маленькая площадь и минимальное количество времени. И когда приходишь к нам, все равно все не увидишь, должно оставаться впечатление, что ты хотел бы вернуться еще раз. А на Burning Man в пустыню выехал - и едешь полчаса от одной инсталляции до другой. Посмотрел - и поехал опять. (смеется)

Геннадий: Когда ты приходишь на тот же ИгроМир, Comic Con или Burning Man, смотрится, конечно, круто, но все вместе это выглядит гораздо эффектнее и эмоции совершенно другие. Я считаю, что у нас важен фан, развлечение. Все происходящее вокруг тебя должно восприниматься, как фан. В отличие от других биеннале, у нас есть настоящие эмоции. Главная проблема всех этих биеннале – там очень скучно.

Дмитрий: Выматываешься. Все вокруг «на понтах».

Геннадий: Там все такие снобы, а мы - не такие. По-настоящему крутые пацаны – они не снобы, они наслаждаются. (улыбается)

Дмитрий: Да, хочется пойти где-то отдохнуть, расслабиться. Вот что будет, если на вечеринку позвать художников или каких-то комедийных чуваков? Это уже будет совершенно другая вечеринка. И мы хотим сделать так, чтобы люди просто отдыхали. Сейчас у них нет времени ездить на всякие фестивали, и такие вечеринки им необходимы.

Геннадий: Мы хотим найти «золотую середину», когда ты приходишь - а это не «Милютинский сквот» или традиционное биеннале, а именно место с творческой атмосферой. Ты приходишь - и становишься чуточку лучше. Общаешься с людьми, удивляешься, танцуешь – прокачиваешься артово.

Artifex: Как вы работаете с художниками?

Геннадий: Мы открыты для любых творческих личностей. И в отличие от других, мы не берем за участие деньги. Художник не должен платить за то, чтобы повесили его картины, маркет-шопы не должны платить, чтобы поставить свой «угол» и так далее. У нас благородная цель – мы хотим помочь не очень популярным, но очень талантливым людям продать свои работы. Наш сайт служит художникам портфолио, которое он может «кинуть» любому. Там виден каждый художник и его работы, ссылки на автора. Мы делаем с ними краткий блицопрос, что их вдохновляет, а они по-разному на это отвечают, и это можно посмотреть на сайте.

Artifex: Чем надо заниматься, чтобы попасть к вам?

Геннадий: Мы всегда в поиске талантов России. Это необязательно должны быть перформеры и скульпторы, хотя именно их пока не хватает.

Дмитрий: Нам нужна «артистичная херня». (улыбается) Нам нужны те, кто умеет делать эту непонятную «херню», но в позитивном смысле.

Artifex: Собираетесь ли вы делать что-то подобное в других странах?

Геннадий: Если все хорошо пойдет, то мы собираемся масштабировать подобные вечеринки на столицы: Париж, Лондон и, может быть, Токио. У нас есть подозрения, что там это будет пользоваться большей популярностью, чем у нас. Там, если можно так выразиться, более прогрессивная публика.

Artifex: А вы сами занимаетесь творчеством?

Геннадий: Да! Я, например, люблю писать диссы на своего босса, коллег (смеется). Люблю просто рассказики писать, но я их никому не показываю, не публикую нигде, потому что это лютый трэш. Но мне нравится, я считаю, что это гениально! Я – новый Рэй Брэдбери! (улыбается) Но, правда, не все согласны с этим.

Дмитрий: Ну, а я люблю дать кому-нибудь идею…Заказать у художника картину… Например, моя последняя идея – показать большую мужскую любовь. Я просто столкнулся с тем, что многие женщины не понимают моей любви. Ты вот любишь женщину, готов отдать ей все, весь мир ей подарить, а она находится на каком-то другом уровне, и ей нужны только квартиры, машины, твои деньги. И я вот хочу выразить это в экстремальном супер утрированном варианте – фотосессии или полотне, где будет огромный половой член, который входит девушке в рот. Но рот не может принять всю эту «любовь», и её голова разрывается на маленькие абстрактные кусочки.

Геннадий: Но это из последних. А была у него идея еще с коровками.

Дмитрий: Да, для веганов. Дело в том, что мы любим такой жанр, как Гуро – японская тема. У меня есть такая картина, где собаки в клочья раздирают девушку, вот мы решили заменить собак на коров. Они символизируют экстремальный вид вегетарианства.

Геннадий: Экологический месседж. Но это не все его идеи. Он очень много креативит. Это касается не только картин. Так сложилась судьба, что он – «большой босс», и у него полно разных идей, которые сложно реализовать. Поэтому мы и собираем таланты.