Сломанные часы, проржавевшие запчасти дедушкиного «фордика», видавшие виды кривые болты и гайки – весь этот хлам в глазах французского скульптора – настоящая драгоценность. Прогуливаясь по блошиным рынкам и радио-ярмаркам, он особенно внимательно высматривает «хвосты» и «лапки» для своих будущих металлических зверушек. Железные рыбы, лягушки и насекомые напоминают некие экспонаты из будущего, когда в музеях вместо чучел и препарированных земноводных на показ выставляют животных механических.

Мир, где они с громким лязганьем сжимают и разжимают челюсти или пролетают над головой, капая смазочной жидкостью, стал доступен одному из художников и скульпторов нашего времени – французу Эдварду Мартине (Edouard Martinet).

 


 

Эдвард, окончив Высшую школу в Париже, всерьез увлекся моделированием в стиле стимпанк. Это направление словно бы отражает мир, застывший на пороге второй половины 19-го века, когда главным научным достижением стало появление парового двигателя. Однако механические фигуры Эдварда вряд ли имеют что-то общее с этим изобретением, они по своему технологическому уровню относятся скорее к клокпанку или таймпанку.

Как же он соединяет все эти мелкие детали, как крепит пластины чешуек и челюсти, спросите вы. А это главная отличительная черта, главная особенность металлических скульптур Эдварда: никакой сварки, клея или паяльника. Детали скреплены при помощи механизмов: всех этих маленьких гаечек и болтиков, по сложной схеме. Каждое произведение Эдварда – это часы, сутки, недели работы над эскизом. Сначала он рисует чертеж будущей скульптуры, а уже потом отправляется на поиски необходимого металлического мусора. Сам художник признается, что иногда процесс затягивается, и на создание одного железного экспоната уходит несколько лет!

То, от чего мы привыкли избавляться, французский арт-инженер складирует у себя в квартире, тщательно подбирая детали к будущему творению. Иногда найти нужные запчасти так и не получается, тогда чертежи приходится корректировать, вносить необходимые изменения. И поиски начинаются снова! Эта скрупулезность, с которой Эдвард подходит к своему детищу, свидетельствует об уровне его мастерства: каждая, даже самая мелкая деталь, находится на своем месте и становится частью одной большой металлической скульптуры.

Выставки Эварда Мартине напоминают кибер-зоопарки. Разглядывая металлических рыб, птиц и насекомых, мы непроизвольно ловим себя на мысли, что, должно быть, где-то спрятана замочная скважина... Стоит только вставить нужный ключ, завести механизм – и они оживут, придут в движение, скрепя шестеренками. Может быть, в будущем, когда роботизированная техника станет нормой, такие люди, как Эдвард, будут разрабатывать дизайн «трансформеров» и «терминаторов». Кто бы мог подумать, что такой «холодный» и «жесткий» материал, как железо, можно превратить в нечто «живое» и впечатляющее. В этом и заключается маленькая тайна французского скульптора: то, что для вас лишь груда металлолома, для него – идеальный материал для произведения искусства.