Прошло чуть больше месяца, как мы стали открывать для себя новые земли нашей необъятной Родины. Экватор пройден – впереди еще один месяц странствий. За время путешествия мы уже побывали во многих удивительных по своей красоте местах. Мы не могли сами себе представить, сколько необычных вещей может произойти. Даже гонки по бескрайней, закутанной туманом тундре Ямала на белоснежной Ниве с играющей в ней по радиоприемнику Аллой Борисовной Пугачевой были! «Да какая к черту Нива?» – подумаете вы. «Там все на оленях гоняют!». Нет – одна Нива в тундре точно есть. А купание среди айсбергов в ледяной воде, когда на улице +25? (Да, в Арктике тоже бывает лето). А устроить фото сафари на полярных сов в пограничной зоне Амдермы?

Одним словом – Россия. Страна, где можно увидеть то самое зазеркалье. Быть может зайцы с мистического острова Вайгач (с немецкого переводится как «Остров смерти»), вылетая из-под ног – нас в эту страну завели. А может, все это такой глубокий и хороший сон. До сих пор, спустя уже месяц, я не могу поверить, что вижу этот мир таким другим, таким диким, незнакомым, и в то же время родным.

А сейчас начнем по порядку. От красивых озер Карелии и уже родной с прошлого года Канинской тундры, мы добрались далеко-далеко на север Красноярского края, до малоизвестного, но самого северного поселка городского типа в России – до Диксона.

Подлетая к аэропорту, сложилось смешанное впечатление – серый мертвый город или готовые декорации к какому-нибудь фильму ужасов. Говорят, здесь живет 500 человек. Таковы данные переписи населения. Но мы встретили пока лишь четырёх. И все они сотрудники метеостанции.

Почти каждый второй дом заброшен и находится в аварийном положении. И ещё здесь ходят белые медведи. Зимой они часто забредают в поселок. Их можно встретить в самых неожиданных местах. В квартире, например. Но не буду так сильно пугать, на самом деле о присутствии медведя идет громкое объявление по приемнику, благодаря которому, люди в поселке готовы к нежданным гостям.

Значительно меньше обеспечена безопасность на самих метеостанциях. Ружья сотрудникам не выдают, а из доступных средств безопасности есть только сигнальные ракетницы да пневматическое оружие. Это все связано с трагическими случаями. У нас ведь как. Выпьют, поспорят, подерутся, и давай друг в друга палить. Белые медведи в этом отношении безопаснее собутыльника.

Вы только представьте, что такое удаленная станция? Почему она удаленная? Раз в год люди получают в контейнерах запасы продуктов, которые везут как раз на легендарном ледоколе «Михаил Сомов». Раз в год производится инспекция всей станции научными сотрудниками экспедиции. Все остальные дни в году люди живут в отрезанном от цивилизации мире. Это как государство в государстве. Многое зависит от отношений. Особенно если учитывать, что на каждой станции всего два-три сотрудника.

С интернетом тоже проблемы. Он, вроде, есть, а вроде, его и нет. Мы в городе жалуемся, что платим много за сетевые услуги. Скорость зачастую не устраивает. Здесь же, люди в месяц платят по шестнадцать тысяч, и лишь ради того, чтобы выйти на связь с близкими. К счастью сотрудники станции пошли нам навстречу: удалось отправить материал.

Напрашивается вопрос: «А чем же люди занимаются в свободное время, если нет нормального интернета?» Да есть чем! Как говорят сотрудники станции: «Главное, чтобы мозг был занят полезным делом и не поддаваться лени». Кто-то увлечен рыбалкой или охотой, другие предпочитают свободное время провести за вышиванием или вязанием одежды, а есть и те, кто ходит по берегу и находит черепа моржей. Так Василий из Ходоварихи собирает на побережье бивни моржей и планирует построить себе дом вдалеке от цивилизации. «Меня зачали на маяке в Ходоварихе. Я был смотрителем этого маяка. Здесь, рядом с ним и умру!» – с улыбкой сказал синеглазый старик.

Вообще Ходовариха впечатлила своим видом. Если сравнивать ее с «жемчужиной» полуострова Канин, с Шойной, которая прославилась своими занесенными по крыши песком домами, то Ходовариха предстанет брутальной, грубой и немного небрежной. Горы жести и проржавевших бочек на бескрайнем побережье Баренцева моря. Ресчаные барханы и старые, убитые напрочь, дома с грудой мертвой техники по всей территории. Кин-Дза-Дза отдыхает. Без грусти на сердце не взглянешь на маяк, за которым присматривал Василий.

Страшно подниматься по сгнившим ступенькам на самый верх. Честно говоря, я и не стала рисковать, хотя, наверное, «Пизанский маяк» на обрыве в Абрамовском, который остался без фундамента, был куда более опасным, а мы на него как раз и полезли. Ощущение было забавное. Или нас после пребывания на судне качало и штормило, или сам маяк качался от ветра. А может, мы с маяком вместе качались. Кто знает? Честно говоря, неоправданная глупость.

Немного расскажу о работе пилотов. Взлетать на вертолете с ледокола нужно в разную погоду. Иногда условия невыносимые. Ходовариха не отпускала нас. Туман окутал станцию густым белым молоком, как раз в тот момент, когда экспедиционная группа приготовилась к возвращению на судно. В радиусе 20 метров ничего не было видно. Послышался громкий гул. Неожиданно низко. Вертолет вылетел из тумана. От мощности винта создался вихрь, который при посадке, как ударная волна засыпал песком всех нас.

Взлетели и уже в облаках. Белая пелена проглотила вертолет. Честно говоря, было страшно. Настроив фокус на иллюминатор, я смотрела через объектив камеры, успокаивая, наверное, саму себя любимым делом (съемкой). Местами туман рассеивался, и были отчетливо видно волны. Пилоты на ощупь искали ледокол. Мгновение, еще одно, и вот он. Отлегло от души. После посадки в салоне прозвучали громкие аплодисменты от экспедиционной группы. «Все в баню погоду исправлять!» – пошутил главный пилот.

Шутки – шутками, а работа серьезная. Без вертолета попасть на станцию сложно. Обрывистые скалистые берега и высокая волна, зачастую не позволяют добраться до берега. Но как известно: «Где есть препятствие – там появляется отвага». Правда иногда неоправданная. Так произошло и на этот раз. Глубокой ночью полярного дня, когда солнце не заходит за горизонт, а день превращается в нескончаемый круговорот, не говоря уже про организм, который просто не понимает, когда для него день, а с какого момента начинается ночь, наша экспедиционная группа решилась высадиться в резиновой лодке на берег. «Станция Микулкино - ммм…» – до сих пор без смеха и грусти не могу вспоминать эту ночь. Но об этом уже в следующий раз!