2014 год, Панган и двое парней, рисующих огромный мурал с изображением слона, идущего под водой. Это могло стать просто картинкой в памяти, но именно с того момента началась дружба длиной в семь лет. Основатель проекта Artifex Дмитрий Абросимов пообщался со стрит-арт художником Дэном Паско о стилях граффити, предназначении уличного искусства и знакомстве с творческим альманахом.




Artifex: Расскажите, как все начиналось. Как вы стали художником?

Это занятная история. Когда я был маленьким, я постоянно видел вокруг граффити. Они меня вдохновляли. Однажды я присмотрел себе стену и начал рисовать, но меня поймали прямо на месте и отвезли в участок. Случилось так, что мэр моего города (Амьен, это во Франции) заметил мою работу, и она ему настолько понравилась, что он предложил мне организовать что-то вроде воркшопа для детей и поделиться своими навыками. Тогда-то я и решил легализовать свое хобби, превратить его в работу. Можно сказать, мой путь начался с того, что я попался полиции.

Artifex: Сколько вам было лет тогда и сколько сейчас?

Сейчас мне 32, а рисовать я начал в 14, то есть занимаюсь этим уже более 15 лет.

Artifex: Когда появилось название Color Fighter?

Где-то 4 года назад. Я тогда был в Таиланде. Мне не нравилось подписывать граффити своим именем, и я придумал другое. Мне хотелось, чтобы это было что-то простое, что-то, что было бы близко каждому.

 

Artifex: Есть ли какой-то смысл за этим названием?

Конечно. Нам, уличным художникам, постоянно приходится бороться за то, чтобы раскрасить город. Не так-то просто найти свободную поверхность и получить разрешение, чтобы ее разрисовать. Так сказать, добавить больше красок в наши серые будни.

Artifex: Хороший стиль, какой он?

Не существует понятий хорошего и плохого стиля. Есть просто стиль. Каждый человек уникален, и может создавать все, что хочет. Есть богатые люди, а есть бедные; точно так же есть красивые работы, а есть безобразные. И все они имеют право на существование.

Artifex: И все же какую работу вы назвали бы хорошей?

Ту, на которую уходит много времени. Мне важно сосредоточиться и оценить объем, соотношение света и тени будущего рисунка. Нужно прежде всего именно работать над ним, а не постоять пару минут у стены и все.

 

Artifex: Как бы вы охарактеризовали свой стиль?

Я создаю граффити в стилях 3D и Wildstyle. В основном это рисунки в свободном стиле с объемными буквами. Я встаю у стены, начинаю рисовать, энергичными движениями добавляю красок, объема. Главное – все время быстро двигаюсь, это настоящий кайф.

Artifex: Как относитесь к выставкам граффити в галереях?

С одной стороны, в таких местах люди могут поближе взглянуть на граффити, рассмотреть все детали. Однако граффити на холсте – это уже, скорее, картина. Граффити место на улицах – там, где зародился этот вид искусства. Люди ведь часто называют граффити уличным искусством, но, по-моему, это разные вещи.

Стрит-артом можно назвать все, что происходит на улицах, не только рисунки. Я понимаю, почему эта тема привлекает художников: они хотят показать людям свои работы, делают их более сложными, вкладывают больше сил. Но для меня, если что-то рисуется на холсте, изначально продумывается во всех деталях и занимает большое количество времени, это уже полноценная картина, просто выполненная аэрозольными красками, а не акрилом или маслом.

Artifex: Вы выставляетесь в галереях?

Когда-то я это делал, но все же стены меня привлекают куда больше. Меня часто спрашивают, продаю ли я свои работы, рисую ли я на заказ. Люди порой такие странные: купить картину за 500 долларов для них дорого, а вот заплатить те же деньги за роспись стены - вполне разумно, хотя написать картину раза в 3-4 сложнее и дольше.

Artifex: Какова география ваших работ?

Я много всего нарисовал в Австралии, но это было лет 10 назад, так что все эти работы наверняка уже перекрыли другими граффити. Мои работы можно найти и в Азии, в основном в Таиланде, в моей стране – во Франции – разумеется, тоже. Рисовал в Бельгии, в некоторых других европейских странах, немного в Америке, в Канаде. Вообще я не так много путешествую.

 

 

Artifex: Есть ли у вас совместные работы с другими художниками?

Да, коллабораций у меня предостаточно. Когда я только начинал, меня вдохновляли работы многих художников, и я специально ездил по разным уголкам, чтобы с ними встретиться. Речь идет о нескольких сотнях человек со всего мира, каждому из которых я предлагал сделать совместный проект – нечто целостное, в одной тематике, в одинаковых цветах, с общей идеей.

Artifex: Какую из этих работ считаете лучшей?

Так сразу и не скажешь… Большинство проектов было с художниками из Франции, поскольку в определенный период времени именно здесь были популярны 3D-граффити в стиле Wildstyle. В Австралии удалось поработать с Вансом Омегой (Vans the Omega) и многими другими талантливыми художниками. Это был интересный опыт.

Artifex: Вам нравится Бэнкси?

У него очень продуманные рисунки с политическим подтекстом, направленные на пропаганду чего-либо. На мой взгляд, его главная цель не просто нарисовать что-то на стене, а передать людям определенное сообщение.

Artifex: Думаете, Бэнкси – это один человек?

Сомневаюсь. Сначала он, определенно, был один, но… Вы посмотрите, сколько работ он делает, сколько выставок у него. В одиночку это нереально, кто-то точно помогает. Мне кажется, за этим именем стоит большая команда.

Artifex: Стрит-арт и граффити – это одно и то же?

На самом деле, между этими понятиями большая разница. Стрит-артом может быть что угодно. Музыка, например, тоже искусство. Можно играть на улице, и это будет уличным искусством. Граффити же – это рисунки на стенах, это буквы, баллончики с краской, уличная жизнь.

 

 

Artifex: Расскажите о вашем самом масштабном проекте.

Я выполнил множество коммерческих проектов, и площадь самого большого из них в общем составила 3000 квадратных метров. Это месяцы работы. В Таиланде у меня была серия рисунков с общим замыслом. Я рисовал то тут, то там каждые пару дней, но для меня это была одна большая работа. Если рассматривать рисунки по отдельности, то, пожалуй, самым масштабным был змей-наг на здании супермаркета «Биг Си».

Artifex: Первые граффити были частью хип-хоп культуры. Как, по-вашему, как сегодняшние граффити влияют на людей?

Все это взаимосвязано. Без поп-культуры не будет и граффити. Первые граффити оставляли банды и различные группировки. Они наносили везде свои названия, чтобы показать, что они семья, чтобы «пометить» свою территорию. Ну, знаете, как в первобытном обществе.

Когда человек видит большую надпись «Coca-Cola» на стене своего дома, он не понимает, кто это написал и зачем. Может, он вообще не хотел бы этого видеть. Вот с граффити та же история. Те, кто их рисует, заставляют других смотреть на имя их банды, на какую-то рекламу или еще что-нибудь.

Современные художники делают это, скорее, не для того, чтобы обозначить свою территорию, а ради творчества и самовыражения. Они интересуются искусством, им нравится рисовать аэрозольными красками, работать быстро, но при этом качественно.

 

 

Artifex: Если член такой банды попадется полиции, они повесят на него ответственность за все граффити в городе?

Банда – это как футбольная команда. Есть в ней защитники, а есть нападающие. У каждого члена банды своя роль, и каждый несет ответственность за свои действия. Они играют все вместе, но, если, например, кто-то забьет гол или пропустит мяч – это будет на его совести.

Artifex: Изменили ли вас граффити?

Конечно. Рисовать граффити – это моя работа и моя страсть. Я спокойно могу увлечься и не заметить, как работаю над чем-то уже несколько недель. Не могу представить, чем бы еще мог заниматься, если бы выбрал другой путь. Я был бы никем. Я очень рад, что могу делать то, что мне по-настоящему близко, и делиться своей энергией через рисунки. Многим они нравятся, и это заряжает меня еще больше.

Artifex: Откуда вы узнали про Artifex?

Началось все с того, что я заметил ваши стикеры. На них тоже граффити изображено, и они были просто повсюду. Потом я зашел на ваш сайт и увидел посты о граффити-художниках со всего мира. Там действительно можно найти много полезной информации не только по стилям и трендам в граффити, но и по профессиональным навыкам. На самом деле, когда я впервые встретился с вами, я просто влюбился в то, то вы делаете, – в идею продвижения искусства в массы. В вашей команде столько разных людей, но всех их объединяет любовь к искусству.

 

Artifex: Два года назад вы работали над проектом для Artifex.ru. Расскажите об этом.

Знаете, обычно на заказ просят нарисовать какой-нибудь вид на океан или простенький мурал. Все коммерческие проекты одинаковые. А тут мне предоставили простор для творчества: объемные буквы с большим количеством мелких деталей – все как я люблю. Это было невероятно. Спасибо Artifex и Dimson за то, что свел меня с этой всей движухой.

Artifex: Что бы вы хотели попробовать впервые?

Даже не знаю, я ко всему готов. Вокруг постоянно происходят сумасшедшие вещи. Может, я бы прыгнул с парашютом, подлетел бы к стене и разрисовал ее. Я стараюсь ничего не планировать. Жизнь полна сюрпризов.

 

 

Artifex: Случалось ли что-то такое, что заставило вас почувствовать себя живым?

Как-то раз в Австралии я занимался дайвингом. Я пытался поймать рыбу, но тут откуда ни возьмись появилась огромная акула. Сначала она погналась за этой рыбой, а потом за мной, и, надо сказать, я никогда еще такого не испытывал. У нее был такой взгляд, будто бы она и меня съесть собиралась. Ну я и поплыл со всей дури, столько было адреналина, пульс зашкаливал. Да, тогда я точно почувствовал себя живее всех живых.

Artifex: Спасибо за интервью!