Приехав на арт-фестиваль GLICH в этом году, я встретил множество необычных людей, среди которых был и он – Володя Арт (Volodya Art), художник-трафаретчик и блогер с YouTuBe, показывающий зрителям весь процесс создания картин от начала до самого конца. Мне показалось это любопытным, и я пригласил Володю в лофт творческого альманаха Artifex для приятной беседы.



Artifex: С какого момента понял, что ты художник?

Я, на самом деле, до сих пор сомневаюсь в этом. То есть я чувствую, что не могу назвать себя художником в полной мере, потому что не умею рисовать без трафаретов.

Как все началось: у меня было дикое желание заниматься изобразительным искусством, и я выбрал тот способ, который позволил бы мне нарисовать то, что я хочу – неважно, как. Понятное дело, я не учился, у меня нет знания академического рисунка – вообще ничего. Я просто вышел из этой ситуации путем трафаретов.

Я игнорировал сразу все знания анатомии, строения человеческого тела. Я просто опираюсь на фотографии, они мне подсказывают все пропорции. Мне важен именно результат, который я вижу на поверхности, на холсте или на стене.

 

Artifex: Для кого изначально предназначалось твоё творчество?

Это все началось с того, что там, где я жил, очень мало мест, где можно было проводить время. Большую часть времени мы проводили на улице, к 20 годам это уже порядком наскучило. Надо было придумывать что-то, потому что каждый день становился все более скучным.

Как обычно получается: задаешь вопрос - и тебе сразу прилетает ответ. Мне он прилетел в формате фильма Banksy «Выход через сувенирную лавку». У меня были замашки на трафаретки, но они были локальные. То есть я порисовал какие-то маленькие картиночки, маленькие эмблемки и успокоился. А тут увидел, что это то, чем я занимался, только совсем другого уровня. И я решил попробовать.

Сразу схватил камеру, сфотографировал одну девчонку, сразу её перевел. Так получилось, что я даже не задумывался. Бум-бум-бум. Базовые знания Photoshop`а сразу же пригодились, ножи нашлись. Вырезать картон сразу же отыскал. И все, трафарет в руках. В этот же вечер я уже стою за фабрикой, прикладываю его. Бомблю. Один слой черный, потом какой-то кислотно-салатовый - и она у меня готова. Я понимаю, что мне остается два движения, и я закончил картину. Думаю: «Блин. Вот это да!» И все, как подсел просто. Невозможно описать, какой это был восторг.

 

 

Artifex: Как у тебя появилась идея сделать свой канал и вообще показывать всем, что ты делаешь?

Видосы мы снимали еще до YouTube. Это было хобби. Мы этим занимались с самого детства.

Artifex: Какой год?

1997-1998. У нас раньше магнитофонов вообще не было. Там, где я живу, находится фабрика миниатюрной живописи. Иногда зарплату выдавали техникой. Привозили из-за границы видеокамеры, какие-то еще штуки. И зарплаты выдавали видеокамерами. Мало того, что они могут писать, так они ещё и проигрывают кассеты. Мы через них в основном смотрели фильмы. Пользовались той функцией, что она может записывать. Тут просто отсебятина: ставили на стол и просто тупо кривлялись перед ней.

Artifex: Писали на VHS?

Да. В какой-то момент всё это начало развиваться, стали появляться сюжеты, мы какие-то сценки проделывали. И всё. Потом появились цифровые штуки. Мы начали придумывать, что можно ещё заснять. Концепции не было. Просто было желание что-то снимать. Всякие смешные ролики, а-ля кулинарное шоу. И мы реализовывали, искали формат.

Artifex: А с кем искали?

С товарищем. Он занимался технической частью. У него были камеры и опыт монтажа. Я вообще в этом ничего не понимал, не шарил. Он монтировал и снимал, а я старался придумать, что мы будем снимать, составить концепцию.

Однажды мне поступил коммерческий заказ: парень хотел картину, где он со своей девушкой. Но надо было снять видеоролик, как будто он её ищет, и провести параллель с изобразительными жанрами. Вначале подходит к граффити, к художнику, и оказывается, что это девушка, но говорит: «Нет, это не то». Постепенно пробирается через все жанры и наконец находит ту самую, для которой картина и видеоролик.
Я озвучил эту историю своему другу, а он говорит: «Полная лажа. Я это снимать не буду. Мы снимем, я ему отдам исходники, но мы смонтируем свой ролик». Так и получилось. Видео отлично легло на модный хип-хоп. И под Slow Mo. Всё получилось классно. Попробовали второй раз проделать ту же самую историю - и снова успех. Понравилось. Но мы поняли, что на этом конец, надо двигаться дальше.

Artifex: Это был формат уже для YouTube?

Это YouTube только начал развиваться, и мы первые видосы заливали. Лет восемь-десять, наверное, назад.

Artifex: С чего вообще начался твой YouTube-канал?

Изначально в видео-формате я работал в виде комиксов, делал подвижные картинки со смыслом. Маленькие комиксы. Но понял, что это сложно и не моё абсолютно. Тоже забил. Но видео-формат всегда преследовал меня. Я хотел себя попробовать во всём.

Artifex: Назови тройку твоих любимых режиссёров. Гай Ричи должен быть там.

Гай Ричи, Тарантино. Из русских – Балабанов мой любимый.

 

Балабанов, мне кажется, очень сильно на меня повлиял не только в плане тематики и мировоззрения, но ещё одним очень важным моментом. У него есть фильмы «Брат» и «Брат 2». В каждом из них присутствует сцена DIY, где Данила Бодров сам что-то делает. В первой части это обрез, во второй - самострел. Он это делал так вкусно! Я понял - вот оно. Я всегда ждал этих моментов. Они были моими любимыми.

И я понял - вот она, идея! Нет на YouTube подобного контента, ниша свободна, сейчас мы её и захватим.

Artifex: Расскажи про свою команду.

Команда менялась, формировалась со временем.

Тот чувак, с которым мы начинали, в какой-то момент отделился. У нас обоих были амбиции. Он не хотел выступать под моим флагом, быть просто оператором, вторым номером за кадром. Я говорил ему: «Слушай, мы так с тобой никак не поплывём, потому что ты делаешь картинку. Ты – половина процесса. Мы будем тебя упоминать. Но бренд «Володя» – моя тема, я придумываю контент». Ему это не понравилось, и он в какой-то момент начал очень сухо относиться к процессу. Где-то филонить, где-то не выходить, когда я его просил.

В этот момент Ксения, нынешний оператор, подсуетилась. У неё как раз тоже был опыт. Она взялась. Сейчас уже прокачала скилл. Я даже уже не знаю, что без неё делать.

Иногда я просил людей пофотографировать. У всех моих друзей есть офигенные зеркалки. Я говорил: «Пойдём, поснимаем». Но вот это уже было проблемой. Нужно же три дня просидеть за процессом, пока мы снимаем. Всё это нужно фиксировать. Не каждый потянет.



Artifex: Расскажи про твой логотип. Это знак радиации?

Это знак биологической опасности, но я считаю, что это очень древний знак. Он неправильно трактуется. Я впервые его увидел, когда смотрел фильм «28 недель спустя». Картонная пиратская упаковка. Там девушка, у неё на защитной повязке этот знак. Я на него посмотрел и понял, что это не простая штука. И она очень сильно про меня.

По факту у неё есть значение. Если присмотреться, то это три круга, в центре которых четвёртый, замыкающий их. Я считаю, что каждый из кругов олицетворяет ту или иную часть человека. Это - материальная часть, наше тело. Второй круг – это духовная часть, скорее даже умственная, интеллектуальные способности. А третья часть – это мораль, мотивация, ради чего человек делает всё это. Все они развиваются, чтобы развивался центральный круг – человек. Он вбирает в себя три остальных.
Подтверждение тому, что этот знак древний, нашёл случайно. Я слушал аудио-книжку, называется «Сага Куре». Древний японский трактат. Там описывается путь самураев. На обложке книги я увидел этот знак. Какая там биологическая опасность в то время? Нет. Там был буддизм. Об опасности даже не думали, а думали о философии и о человеке с другой стороны.

Artifex: У тебя много татуировок разных стилей – blackwork, dotwork, Полинезия, портреты, есть цветные. Что для тебя татуировка?

Сначала татуировка для меня была больше процессом познания себя и своего тела. То есть, что это такое - нарисовать на теле картинку, которая останется.

Иногда я просто вижу изображение и понимаю – моё, забираю. Я пытался вкладывать в изображения какой-то смысл, но в какой-то момент понял, что татуировка привлекает меня как жанр искусства, в котором я выступаю как холст. Мне по фигу, что нарисовано.

Я ничего не меняю, хотя какие-то изображения потеряли актуальность, какие-то, наоборот, только приобретают ее. Я спокойно отношусь к этому. А в некоторые татуировки вообще не пытаюсь вкладывать смысл.

 

Artifex: Мы с тобой познакомились на GLICH. Ты там делал работу. Она, я так понял, была самой масштабной? Расскажи про твои впечатления.

Я с удовольствием согласился принять участие в GLICH в этом году. В плане организации, правда, было слабовато. Я пришёл туда за полтора часа, начался ливень, все стенки, которые там повесили, поотлетали. Но для меня это было все равно интересно. Я раньше не участвовал в подобных штуках. Галерейный формат – это одно. А здесь, когда ты прямо на людях рисуешь, это другое.

Работа была и правда масштабная, и я понимал, что мне понадобится довольно много времени. Начало задержали, стало темнеть, а прожекторов нет. Понятное дело, я подумал: «Чёрт побери, что делать?». И мои друзья начали мне помогать. Но я чувствовал себя отстойно, потому что понимал, что где-то просел, где-то не досчитал. За меня рисует другой человек – так не должно быть.

Тогда-то ты и подошёл ко мне, я помню. Стоял и разговаривал с тобой, пока за меня рисовали другие.

Artifex: Представь, что ты встретил себя через пять лет. Где и как это произошло бы?

Я вполне чётко представляю, что будет. У меня есть определённая цель. Я хочу, чтобы в какой-то момент канал стал приносить деньги, и я начал ездить по России. Я хочу посещать города и находить там персонажей, которые никаким образом не вышли бы в люди, не дошли бы до масс. Интересные, безумно креативные психи, скажем так. Чтобы я им в благодарность нарисовал портретик, сам занимался своими делами по этому городу, базируясь на их квартире, а потом уезжал в другой город.

Artifex: Когда ты в последний раз делал что-нибудь в первый раз?

Когда я в первый раз поиграл в ММОРПГ, Ragnarok online, то понял: если хочу стать хорошим лучником, ни в коем случае не должен качать силу или магию. Мне нужно качать ловкость, только тогда я стану топовым лучником. Это дало мне четкое понимание: если ты чего-то хочешь достичь, тебе вообще нельзя отвлекаться на другое. Поэтому сейчас, когда я уже определился со своим форматом, то ни на что другое внимание вообще не обращаю. Если я хочу в этом преуспеть, мне нужно все свои ресурсы бросить туда. Поэтому я не распыляюсь. Я новое не пробую, развиваю то, что уже у меня наработано.

Видео-формат – это ответвление от моего художественного интереса. Это просто другая пластика, но там тот же самый азарт, те же самые цели. Я новое не пробую.

В последний раз я чисто по фану - было скучно - скалолазанием занялся, полазил. Боулдеринг попробовал. Из лука пострелял, но это было года два назад.

Artifex: Спасибо за разговор!