В оперном жанре есть множество «фишек», которые несвойственны другим драматическим или музыкальным жанрам. Зная об этих особенностях, зритель может быстрее «раскусить оперу» и начать понимать происходящее. А главное – получать от этого эстетическое удовлетворение и чувство сопричастности. Первый ключ из этого большого списка – связь между голосами и театральными амплуа.

 

 

В опере множество различных голосов. Высокие ассоциируются с бурной молодостью, с серебристым смехом молодых людей. Низкие – более приземлённые и умудрённые жизненным опытом. Пронзительные и полётные спешат отстаивать свои честь и правоту. А томные потихоньку заводят в расставленные ими силки. Лирические наслаждаются нежными и романтичными моментами жизни. В то время как драматические пытаются отразить удары судьбы и хотя бы выжить.

На протяжении четырёх веков оперной истории эти голоса вызывали у людей схожие образы и ассоциации, из-за чего композиторы наделяли ими одних и тех же героев. В результате этих действий создалась эдакая взаимосвязь между голосами и сценическими амплуа.

 

 

Лучше всего это выглядит в виде классификации:

– Сопрано – часто главные героини, наивные и невинные девушки, верящие в общечеловеческие идеалы. Эдакие «божьи ангелочки» или инженю. Примеры: Иоланта, Микаэла, Амина.

– Меццо-сопрано – антиподы сопрано. Познавшие несправедливость этого мира, то есть уже умудрённые жизненным опытом. Ставят себе цель и идут к ней. Часто бывают злодейками или интриганками. П.: Кармен, Амнерис, Любаша.

– Контральто – из-за низкого тембра голоса такие певицы играют женщин взрослых или пожилого возраста: тётушек, матрон или кормилиц, то есть амплуа наперсниц (конфиденток). Также в их репертуаре есть и травести (когда человек поёт/играет героя противоположного пола). П.: Лючия, Клитемнестра, Ваня.

– Тенора – герои-любовники. Все девушки и женщины – их. Любят заниматься двумя вещами: пытаться завладеть сердцем главной героини (чаще всего сопрано) или плакаться о своей тяжёлой судьбинушке. П.: Владимир Ленский, Герман, Дон Хозе.

– Баритоны – антиподы теноров. В большинстве опер могут быть или помощниками главных героев или их антагонистами. Чтобы понять, «на какой стороне баррикад» они находятся, надо будет обращаться к контексту. П.: Евгений Онегин, Фигаро, Эскамильо.

– Басы – самые «старые» персонажи. В основном партии басов – отцы, короли, цари, философы, жрецы и т.д. Чаще всего являются носителями мудрости или «голоса разума». П.: Иван Сусанин, Пимен, Зарастро.

Знание и понимание этой связи помогают зрителю уже на этапе ознакомления с либретто.

Как известно из прошлой статьи, в начале каждого либретто есть список действующих лиц. Возьмём, к примеру, либретто оперы Петра Ильича Чайковского «Иоланта».

 

 

Действующие лица

РЕНЕ, король Прованса (бас)

ИОЛАНТА, слепая дочь короля Рене (сопрано)

РОБÉРТ, герцог Бургундский (баритон)

ВОДЕМОН, граф, бургундский рыцарь (тенор)

ЭБН-ХАКИА, мавританский врач (баритон)

АЛЬМЕРИК, оруженосец короля Рене (тенор)

БЕРТРАН, привратник королевского замка (бас)

МАРТА, жена Бертрана, кормилица Иоланты (контральто)

БРИГИТТА, подруга Иоланты (сопрано)

ЛАУРА, подруга Иоланты (меццо-сопрано)

(Советую вам взять листочек, туда переписать список и начать чувствовать себя настоящим детективом. Потому что мы будем играть в логическую игру.)

 

 

Можно сразу заметить нескольких героев, которые поют одним типом голоса. Сопрано: Иоланта и Бригитта, тенора: Водемон и Альмерик, баритоны: Робéрт и Эбн-Хакиа, басы: король Рене и Бертран. Если посмотреть по снижению высоты голоса, можно увидеть, как мы от самых юных переходим к возрастным героям. Сопрано и тенора относятся к молодым аристократам, верящим в свои идеалы и готовым к подвигам, а баритоны и басы уже более рассудительные и степенные (о чём говорят их виды деятельности). К последним можно отнести и Марту, ведь её контральто явно указывает на наличие большого жизненного опыта.

Единственным исключением из правил тут является Лаура со своим меццо-сопрано. В данном случае П. И. Чайковский дал этому персонажу такой тип голоса для того, чтобы создать дуэт с Бригиттой в ансамблевых номерах. То есть здесь голос связан с музыкальной гармонией, а не с театральным амплуа.

Определив, кто старше, а кто младше, из этого списка можно также узнать, кто кому кем приходится. У нас есть две пары, объединённые родственными узами: король Рене и Иоланта (отец-бас и дочь-сопрано) и Бертран и Марта (муж-бас и жена-контральто). Есть герои, которые связаны между собой вассальными присягами: король Рене и Альмерик (правитель-бас и оруженосец-тенор) и Робéрт и Водемон (герцог-баритон и рыцарь-тенор). К этой группе можно отнести и Иоланту с Бригиттой и Лаурой (принцесса-сопрано и фрейлины-сопрано/меццо).

Здесь также есть своё исключение – Эбн-Хакиа. Он мавританский врач – человек, который относится к совсем другой культуре и мировоззрению. Эбн-Хакиа противопоставляется отцу Иоланты – королю Рене и его басу. Обособленность мавританца продиктована драматургическими правилами, так как он олицетворяет новое видение на сюжетный конфликт и предлагает путь его решения. Но Эбн-Хакиа – врач, а значит, и представитель интеллигенции, и поэтому ему был дан баритон, вместо более явного тенора.

Разбирая случай с мавританцем, мы плавно перешли к следующей части нашей логической игры – мысленному созданию новых связей, которые могут появиться по ходу действия оперы. Эти размышления отнюдь не лишние, так как жанр оперы бывает иногда очень консервативным в своих решениях.

Помня об этом, можно сразу предположить: что Иоланта (сопрано) и Водемон (тенор) будут любовными интересами друг друга, что Робéрт может как помочь Водемону, так и помешать ему (в этой опере это клише дуализма интересно обыграно), что Водемон и король Рене будут противопоставляться друг другу как старшее и младшее поколения и как отец и возможный будущий зять. Но откуда я могу так уверенно утверждать по поводу Водемона, ведь выше упоминался и второй тенор – Альмерик? Две причины: он – оруженосец короля, и его партия явно более второстепенная, чем партия Водемона, так как находится ниже в списке.

Для вас остаётся только одно – заглянуть в либретто и почитать, чем всё закончилось.

Проворачивание такого мысленного эксперимента перед оперой похоже на включение синдрома поиска глубинного смысла (СПГС) во время просмотра трейлеров к новым фильмам. А с учётом того, что последнее довольно популярно среди публики, то и первое может стать завлекающим времяпрепровождением. Ведь, как я упоминала ранее, опера – жанр, который любит спойлеры.

 


Автор: Ангелина Куц