Артём Рыскин | Artifex.ru

Артём
Рыскин

Кажется, что в наше время художники пресытились традиционными способами самовыражения. Они все реже обращаются к привычным краскам и кистям, а при создании своих арт-объектов используют самые неожиданные материалы. Особой популярностью начинают пользоваться различные стройматериалы.

Направление screw-art в последнее время приобретает все большую популярность. Вероника Киргетова поговорила с московским художником Артемом Рыскиным, делающим объемные пиксельные композиции из саморезов, о его творчестве.

 

Artifex: В целом у твоего творчества мало аналогов. Я даже затрудняюсь дать ему какую-то конкретную характеристику. Сам ты относишь его к более широкому направлению, чем screw-art? Что это для тебя: скульптура, инсталляция или что-то совсем иное?

Стиль нужен больше не для меня, а для того, чтобы сориентировать, прежде всего, зрителя, на что он смотрит и отвечает ли это его интересам. Ну а для успешной коммерции мое творчество гибко, его можно назвать как угодно. Но слово screw-art весьма точно отражает работу и выбивает её в свою нишу. Это хорошо, хотя в моем случае верней будет pixel screw-art, а при желании можно попробовать проложить дорогу и к современной шестицветовой вариации знаменитого в искусстве стиля пуантилизм. Вообще создание картины очень похоже на игру или уроки ИЗО и творчества, когда перед тобой куча всяких карандашиков, ножничек, листов цветной бумаги и еще куча неизвестных штучек. Я просто создаю: беру под руку то, что попадается, склеиваю, скручиваю. По сути, радость самого процесса творчества. Я переживаю схожие состояния во время работы над картинами, только игрушки немного потяжелей стали.

Artifex: Едва ли возможно словами полно описать метод работы, известный еще как mixed media. Но, может быть, ты поделишься своими секретами и расскажешь об этапах создания пиксельной картины из саморезов?

Этапов всего несколько, но каждый из них включает свои мелкие доработки: 1) подготовка фанеры; 2) просверливание кучи дырок по всему периметру для саморезов; 3) карандашный набросок изображения для понимания, где создавать объем; 4) создание объемного металлического каркаса; 5) цветная отрисовка по нему. На первых этапах фанерка предварительно вся шкурится и грунтуется, она должна быть приятной на ощупь. Изображение состоит из тысячи мелких пикселей, которые располагаются на саморезах, каждый из которых я делю на четыре части, доворачивая в положение, напоминающее «+». Рисую акрилом, хотя на очереди есть еще несколько интересных приемов, которые хочется опробовать. Чтобы картину можно было повесить на стену (сложность в том, что из неё торчат саморезы с задней стороны), я собираю каркас-рамку из брусьев и закрываю заднюю сторону листом ДВП. Краску покрываю лаком, надеясь, что это её спасет на долгие годы.

Artifex: А сколько в среднем саморезов уходит на одну работу?

Саморезов на любую работу уходят килограммы, на средний портрет 50х60см уйдет ровно 3000 штук. Одна из больших работ у меня была на 8000 саморезов. Хотя была и еще больше, там число посчитать крайне трудно, лист фанеры был 150х150см.

Artifex: Сколько же они весят?

3000 саморезов весят килограммов 8-10, а вот 8000 - это уже снаряд для качков.

Artifex: Работа над таким объектом кажется очень кропотливой и трудоемкой, это тебе не масло по холсту расплескать. Насколько долог процесс создания одной композиции?

Работа весьма трудоемкая, но в то же время она не тяжелая и не обременительная. Требует высокой вовлеченности, определенного ритма и сосредоточенности. Для меня это медитация, в которой сторонним мыслям просто не находится места. Времени на работу уходит по-разному. Я стараюсь брать такую новую задачу, чтобы она была не похожа на предыдущую, быстро развивать навык. Наверное, в среднем от 20-25 часов и больше.

Artifex: Ты часто делаешь работы на заказ. Как ты находишь золотую середину между творчеством по внутреннему зову и подходом к искусству с коммерческой точки зрения?

Вообще заказы мне делать нравится, это нисколько не мешает творческой реализации. Меня радует, когда картины люди дарят друг другу, когда моя работа приносит им радость и приятно их удивляет. Свои же идеи мне также нравится реализовывать, хотя они не основаны на том, что меня беспокоит, или на каких-то личных позициях и взглядах, которые я хочу отвоевать в мире и доказать кому-либо. Это просто то, что мне близко на данный жизненный период.

Artifex: Почему портрет – основная форма твоего творчества?

Нет, портрет это не основная моя форма творчества, просто его исток, с него все начиналось. Сейчас интересно изображать разные предметы и абстракции, обыгрывать идеи и разные темы. А объекты на момент работы над ними мне очень близки. Поясню: если в данный момент меня «прёт» от песни какого-нибудь артиста или игры и глубины роли актера, я могу вдохновиться этим и поднявшуюся волну энергии направить в свою картину.

Artifex: У тебя есть самая любимая работа?

Самой любимой нет, но в момент создания каждая становится самой любимой. В целом стиль работ и одна из черт - это яркие цвета, насыщенные картинки. Мне это нравится, и этими цветами классно можно оживлять портреты или какие-то объекты. Так же сейчас пробую оживить абстракции. Через объем хорошо передается живость любого объекта, даже вымышленного.

Artifex: У тебя есть несколько сюжетных направлений творчества, можно их назвать сериями. Расскажи о них.

Да, некоторые работы я объединяю в серии, они не очень большие, по две-три работы. Есть серия портретов, серия абстракций, серия объектов, там их будет около 12, но сейчас пока только шесть. Ван Гог и Де Ниро были одиночными проектами, вдохновением. Ролексы в виски и следующая за ней картина с изображением мяса - моя интерпретация ресторанной тематики. Дорогие часы тонут в бокале виски - символ пресыщенности. Ван Гог действительно пока один, но пополнить серию еще хочется чем-то таким же дерзким и ярким, взятым из старого уклада и переигранного на современный лад. Над абстракциями сейчас веду работу, их будет две, обе о внутреннем содержании человека.

 

Artifex: Артем, а как ты вообще пришел к творчеству? С чего начинался твой путь?

Я еще в детстве любил рисовать, в основном это были разные портреты, которые я выдумывал. Мечтал научиться очень реалистично их рисовать. Меня вдохновляли в парках всякие старички, которые там работали и рисовали прохожих. Потом был компьютер, рисовал мультики и анимацию. Следующим шагом стал веб-дизайн, что затянуло надолго. Работал как фрилансер, в студии и офисы никогда не ходил, и даже мысли не было туда устроиться. Нашел крупные банки и студии в Москве, успешно сотрудничал с ними долгие годы. Фриланс открыл мне дверь в путешествия и отучил от привязанности к дому. Я не без труда и страха сперва съездил несколько раз в Москву, потом первый раз на месяц улетел в Таиланд… и тут началось! При первой же возможности оставался жить там, где было тепло, и где я обретал вдохновение. В 2015 году я жил в Барселоне и подумывал уже о смене деятельности, пробовал рисовать маслом, лепил. И в один прекрасный день краем глаза заметил пиксельное изображение, яркое, цветное и живое. Тут меня щелкнуло и началось…

Artifex: То есть в Барселоне начался, по сути, твой путь в арт-мир? Как развивался твой творческий стиль прежде, чем ты пришел к screw-art?

Первый раз щелкнуло еще перед вылетом в Барселону. Я тогда посетил в Москве выставку рубикубизма, и меня очень поразило, как можно было собрать картинку из кубика Рубика. А после встречи с «материалом», из которого можно было это делать, я уже не стал себя останавливать и пустился в эксперименты, закупился и уединился. Начал я с какой-то детской мозаики с нужными цветами, она была удобная и приятная. Пока я жил в Барселоне, активно делал разные картинки: знакомых людей, свои рисунки, просто популярных личностей. Отличительной чертой всегда была яркость и насыщенность изображения. В наборе было ограниченное количество цветов - всего шесть, и на их сочетаниях создавались другие цвета. Хотя на самом деле это оптическая иллюзия: человеческий глаз сам додумывает и интерпретирует цвета.

Artifex: Почему же в итоге ты остановился на саморезах?

На обратном пути в Москву еще раз «щелкнуло», я увидел в какой-то фотоподборке несколько фоток объемных, живых лиц людей. Это поразило меня в который раз, и я уже не мог больше сопротивляться. Лица были нарисованы на саморезах, они были как живые, и я понял, что нужно добавить для оживления моих ярких картинок — реальный объем. В этот раз я отправился в строительный магазин. Закупившись материалами, я уединился на даче и начал экспериментировать, миксовать и рисовать. Так и получился некий сплав техник, векторов творчества прошедший через меня, мой опыт, взгляды и стремления. Итогом стали пиксели на объемных саморезах, просто фантастика. И компьютерная душа спокойна (фотошоп с мышкой все так же нужен), и радикальные изменения в движении жизни. Вместо сидения у компа по 15 часов нужно ходить, пилить, сверлить, таскать доски и коробки с саморезами, смешивать разные краски, рисовать, изучать и исследовать целый открывшийся новый мир. А куда результат моих трудов потом девать — еще один неизведанный вопрос.

Artifex: Как думаешь, ты остановишься на screw-art или продолжишь поиски новых форм и средств самовыражения?

Пока что я очень захвачен именно таким стилем, я его исследую и экспериментирую с ним. Возможно, в будущем я найду что-то иное и начну работать с новым. Такой возможности я не исключаю.

Artifex: Считаешь ли ты, что смиксовав разные техники, ты пришел к чему-то своему?

У меня были свои потребности: использовать компьютер и все знания, полученные там. Бросить его и взяться за кисти я никак не мог. Одновременно с этим мне всегда было интересно изучать что-то новое, и то, что смиксовалось в моей голове на основе пикселей и саморезов, поразило меня. Впервые, я бы сказал, за многие годы. Обычно я так глубоко мог почувствовать только какую-нибудь музыку или песню, а тут у меня появилась возможность самому стать такой песней. На первых этапах меня вдохновляли картинки, скачанные из интернета. Иногда я на них поглядывал, как на загадочный и неизведанный мир, который мне с таким интересом хотелось познать.

 

Artifex: А кто из современных художников тебе близок, есть ли кто-то, за чьим творчеством ты продолжаешь следить, или это было необходимо только на первых этапах, а сейчас ты уже самостоятелен?

Многие современные художники близки мне по духу, некоторые из них есть у меня в друзьях на Facebook. Сходство взглядов будет заметно даже неискушенному человеку. У этих людей крайне яркие, залитые разными цветами и счастьем работы, исполненные самыми нетривиальными способами. Например, восьмиметровые инсталляции из разноцветных кубиков на стене, или переливающаяся радуга из тысячи натянутых ниточек между потолком и полом.

Artifex: Какие у тебя творческие планы на ближайшее будущее?

Есть целый список идей для работ, которые я уже задумал, зарисовал, рассчитал и закупил материалы. Под заказ выполняю портреты людей (все на подарки) и для оформления бара несколько работ готовлю. Работаю порциями, с перерывами, чтобы в паузах осмыслить все и скорректировать, если что-то не то получается. В моих планах также персональная выставка и какой-нибудь интересный проект на заказ. Есть приглашения поучаствовать в зарубежных выставках и фестивалях, и как только будут достойные работы, я сразу это и сделаю.

Artifex: И наш традиционный вопрос: что может заставить тебя улыбнуться, когда грустно?

Осознание причины грусти.

Artifex: Спасибо за такой интересный рассказ. Удачи тебе!

Наш канал в Telegram
Меню
Обратная связь

Указывай адрес почты, по которому с тобой действительно можно связаться, иначе мы не сможем тебе ответить.

Подпишись на автора статьи

Мы любим искусство и стараемся находить для наших читателей всё самое интересное. Подпишись и получай на электронную почту уведомления о новых статьях этого автора

Яндекс.Метрика